inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Category:

Andante, bambini!

То, о чем я хочу рассказать, может вызвать серьезные возражение и неприятие. Но и бурного согласия с моим мнением мне не хотелось бы. В моей картине будут черные и белые полосы, нехорошо будет, если они сольются в серый цвет, или если одно затмит другое.
Речь пойдет о вундеркиндах, в частности, о юных музыкальных дарованиях. А если еще точнее, о маленьких пианистах. Почему не скрипачах? Все там, за чертой...



Эта статья — одна из тех, что выросли из комментария. В данном случае под видео, размещенным на страницы Classical music на FB. На видео была китайская девочка максимум пяти лет, исполняющая прелюдию №6 из второго тома Хорошо темперированного клавира (BWV 875a). Я с некоторым трудом узнала произведение, в котором я только что ноты разобрала как следует, потому что темп был взят очень высокий, а при этом мелодия, которую привык слышать неуверенной и спотыкающейся, становится неузнаваемой.

Комментарии были в подавляющем большинстве хвалебные. И неудивительно. Маленький ребенок играет классику, да еще как! Нашлись и скептики, которые жалели бедную жертву учителя музыки, вышколенную из под палки играть достаточно сложную и для выпускника музыкальной школы вещь. На что они получили возражения вроде: «а вы держали свечку?» и «смотрите, она же улыбается, значит ей нравится» и заключительное «вам просто завидно».

Я задумалась, что же я чувствую, видя этот феномен, и написала комментарий, на который никто, впрочем, не ответил. Так что я приношу свои соображения сюда. Дополненные и переработанные :-).

Ребенок играет на фортепьяно и улыбается. Что из этих двух действий выучено? И то, и другое? А что если перед нами гений, подобный Моцарту, который действительно получает удовольствие от музыки. Что если за кадром не родители с палкой, заставляющие девочку сидеть за инструментом весь день (все равно же тебе в школу пока не надо) и, чем черт не шутит, ограничивающие ее рацион (глядите, какая худенькая и маленькая!)? Что если там сцена с малышкой, орущей благим матом, оттого что ее оторвали от фортепьянной табуретки, которую она обвила ногами (до пола ребеночек не достает пока), чтобы накормить кашей (а то и грудью)? Как говорится, история знает и те, и другие примеры.

Я вспоминаю свое детство с музыкой. Это точно не было ложем из роз. Я с большой охотой пошла в музыкалку, училась на отлично и даже закончила. Но безоблачным счастьем это не было. Честно скажу, что, несмотря на то, что мне повезло с учителем, я бы только выиграла, будь она менее авторитарной личностью. Впрочем, это касалось не столько музыки, сколько личных отношений... И только после сдачи очередных экзаменов, я вдруг ощущала прилив энергии и безудержную тягу к многочасовому музицированию. «Палка» мне помогала с уроками, но она мешала на каком-то более высоком уровне. Напрочь отбивала удовольствие от процесса.

Помню, как учительница (Татьяна Борисовна, у меня никаких претензий нет) озаботилась недостатком эмоциональности и восклицала, почему я сижу за клавиатурой, как чурбан, с «неизменившимся лицом», не двигаюсь в такт музыке, не проникаюсь... Этому было много причин, включая ту, что я считала, что поднимать брови, вытягивать губы трубочкой, вздымать плечи (кстати, специально упомянуто в «книге» как недопустимое) и делать прочие жесты — это гримасничать наподобие обезьяны, а меньше всего на свете я тогда хотела выглядеть смешной. Главное - я не чувствовала в этом потребность, я не разделяла радости, не могла выкроить ресурсы для эмоций - все было задействовано для напряжения внимания и стремления не ошибиться нотой...

Оставаясь же наедине с собой, отложив «палку» на время каникул, я могла быть сама собой. Сомневаюсь, что тогда я «жестикулировала лицом», а сейчас вот ловлю себя на движениях корпуса, даже поднимании бровей (хехе), и, странное дело, это же действительно помогает! Вот что она (ТБ) имела в виду!

Ликует ли китайская девочка над пассажами шестой прелюдии из ХТК? А почему бы и нет? Я вполне это допускаю. И даже если эта улыбка выучена (как у танцоров), она необязательно неискренняя. Утверждать это все равно что говорить: смотрите какое трагическое лицо у юного Жени Кисина, наверняка он страдает! У каждого свой подход.

В детстве мне казалось, что дети, наслаждающиеся игрой на фортепиано и показательными выступлениями и к тому же демонстрирующие почти родственные отношения с учителем, что-то вроде фриков или блаженных. Что, правда, так можно? Я завидую вам, ребята, но верю с трудом. Как можно не бояться забытых нот, замерзших и одновременно вспотевших пальцев, соскальзывающих с клавиш в самый ответственный момент?.. Ааааа!

Было время, и я давала себя вовлечь в конкурсы, где мы, участники, составляли большинство зрителей в зале, вместе с родителями, конечно. И я смотрела на исполнителей, младше меня, и восхищалась их отрешенностью и сосредоточенностью, изяществу тонких пальчиков всегда точно попадающих в те ноты, что надо, хрупких и в то же время удивительно сильных. Возможно, я выглядела так же со стороны, но внутри меня было смятение, а у этих детей я не замечала ничего кроме все того же чертова удовольствия.

О пальчиках сейчас и пойдет речь. Youtube иногда подсовывает мне непрошеные видео неких музыкальных соревнований «умелые руки», вот, например, мероприятие для молодых талантов, организованное или ведомое Денисом Мацуевым. Несмотря на то, что меня коробит тон некоторых «комментаторов», которые начинают ненатурально и пафосно захваливать мелкоту, которая, ничтоже сумняшеся, выдает музыку весьма приличного качества, я считаю такие показательные концерты отличной идеей. Там я увидела замечательную девочку Агафью Корзун (попробуйте найти ее выступления по фамилии — это легко) и совершенно неприлично юного Елисея Мысина.

Агафья Корзун мне нравится больше, по правде говоря. Строгость ее нежного личика, взрослая прическа и даже сережки подчеркивают серьезность того, что происходит на сцене. Это уровень много выше «китайской девочки, наяривающей Баха». Хорошая школа, отточенные манеры, филигранная точность исполнения. Но китайская девочка, как заноза, не дает мне покоя. Аналогии невольно идут еще дальше.

Совсем недавно я наткнулась на том же youtube на видео малолетних конкурсов красоты. Между тем и этим — громадная пропасть, но все же сходство удручающее. Претензия на взрослость и игра напоказ. Доведенная до абсурда кукольно-развратная манера поведения девочек на конкурсах красоты диктуется писаными (или нет?) правилами таких состязаний и не имеет ничего общего с академичностью музыкальных конкурсов. Но если отбросить форму, суть остается: нечто, не имеющее прямого отношения к публичности (детская красота и детский талант) выставляется на показ «ценителям», обычно взрослым. /Нет, я не про педофилию/.

Юного Моцарта таскали по «вечеринкам» и демонстрировали толпе. Слава — ничто, если ее нельзя конвертировать. Моцарт играл, папа Леопольд подсчитывал прибыль. Я согласна, что она не всегда была материальной, но она вела к большим «поступлениям» уже в монете. Папе Моцарта простительно: капитализм, ТДО, забота о будущем, страховка (вдруг мальчик вырастет и станет... футболистом). Мамашами нарумяненых козявочек с залакированными кудрями движет тщеславие. Они, подобно вампирам, питаются тем вниманием, которое привлекают их дети. А что движет казалось бы высоко-культурными людьми, которые заметили и развили таланты своих чад и обеспечили им изящную среду обитания?

Увы, но я вижу и здесь, пусть сильно облагороженное, стремление чужими крохотными ручками загрести известность и восторг толпы. Да, это огромный труд — обеспечить детям такую будущность, но это побочные трудности, адреналин им в помощь...

Вернемся к китайской девочке. Чтобы не тратить времени на разоблачения, сразу скажу — да, я завидую. Так, как она, мне не сыграть. Технически я уже на это не способна, даже если и могла раньше. Теперь я могу продолжать? Что мне не нравится в этой картинке улыбчивой девчушки — бездушность ее игры. Да, она наслаждается пассажами, но чисто механически. Я не слышала в ее игре Баха, только его ноты. Больше того, она кое-где не попадает в ноты, а кое-где сбивается с ритма. Она самую чуточку небрежна. Стоп, мы уже обсуждали мою зависть, я с этим не спорю. Мой вопрос: зачем? Для чего нужна вот эта механически заученная прелюдия? Чтобы записать ее и выложить на youtube? Сорвать лайки, собрать комментарии? Что получил ребенок? Сбитое восприятие и удовлетворение собственной, несовершенной пока техникой? И плюсом ко всему — сомнительная индульгенция «она же еще маленькая, не надо придираться!».

Так ли уж все плохо, спросите вы. Вот ноты, вот игра — все (почти) совпало. Какие претензии? Вот тут мы дошли до скричного «отдела». Маленькие скрипачи вытащили счастливую карту. Их инструмент растет вместе с ними. Сначала малютке покупают осьмушку (и это не самый маленький размер, говорят, есть и 1/32!) и он играет на ней с полным удобством, не горбясь, не надрываясь и не вытягивая руки. А когда подрастает, получает скрипку побольше, и так, пока не вырастет до полной (4/4). Ему не нужно никаких приспособлений, чтобы сделать взрослый инструмент подходящим, это невозможно и, фуф, не нужно. Вот же она — скрипка только для тебя!

Если вы мне сейчас скажете, что бывают и очень маленькие фортепиано, я спорить не стану, черт его знает, может, и есть. Но они точно — не массового производства. Ребенок, в каком бы возрасте ему или его родителям ни пришла блажь начать приобщение к Эвтерпе, вынужден иметь дело со взрослым инструментом. И тут начинаются ухищрения. Табуретка выкручивается до предела и на нее кладутся подставочки — ребенок практически стоит перед инструментом (есть легенда, что Моцарта просто подкатывали в коляске/кроватке к инструменту... эээ, хм, ну пусть так). Новые времена — новые технологии: появились специальные приставки, передающие усилия на педали, так что стоять не надо — табуретка на длинных ногах и лесенка, чтобы взобраться — и дело в шляпе.

Но! Инструмент будет состоять из тех же клавиш определенной ширины, требующих взрослого растяжения ладони. Общая длина клавиатуры будет рассчитана на длину рук взрослого человека. Клавиши, передающие удар струнам, будут отрегулированы под усилия взрослых пальцев и т. д.

И тут уже не только почти пародийная китайская девочка вызывает мое возмущение. Строгие классические музыканты дошкольного возраста объективно не способны «дотянуться» до нот в широких пассажах или взять сложный аккорд на полторы октавы. Они при всем старании не могут держать кисть в нужном положении. И вот мы видим малыша, «топырящего» короткие еще пальчики под невообразимым углом. И хотя невозможно заметить никакой разницы на слух, увидев такое «безобразие» своими глазами, мы не сможем этого забыть. Девочка, которая жеманно улыбается, не сможет сказать «изюм», она заменит его на «кишмиш». Для правильного пения губы должны складываться в овал, а не распахиваться настежь, как в кабинете дантиста. А еще остаются чувства. Холодный Бах кое-как получится. А Шопен?..

Тут вы обязаны ехидно спросить меня, не хочу ли я запретить малым детям играть серьезную музыку до достижения возраста «музыкальной зрелости»? Как сейчас им запрещают литературу и кино специальными маркерами «12+» «16+» и т. д. И я, конечно, отвечу «нет», и вы поймаете меня на противоречии. Но так и есть. Нельзя запрещать кому бы то ни было играть так, как он умеет и то, что он хочет.

Остаются вопросы. Можно ли исключить элемент «показухи» (некоторые называют это красивым словом «шоу», но смысл тот же)? Есть ли шанс лишить конкурсы соревновательного наклонения, наподобие отмены оценок в начальной школе? Чтобы не было мест и рейтингов, а только дети, получающие радость от музыки. Могут ли взрослые перестать манипулировать тем, что им не принадлежит: детьми и их талантами? Нельзя ли позволить ребенку вырасти вместе со своей музыкой, подобно скрипачам, покупающим инструмент «по руке»?
Когда-нибудь найдется и ответ.
Tags: вопрос, музыка, образование, хм, я зануда!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments