inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Да пребудет с нами сила! "Начало" (1970)

Все, что нас не убивает, делает нас сильнее.

Эта фраза может служить беглым пересказом содержания фильма Начало. В нем героиню не ожидает суровые испытания, непереносимые потери или горькие неудачи. Но ведь это не нам судить. Для нее все будет по-настоящему трудно...





Паша (Прасковья) Строганова, ткачиха из провинциального городка, мечтает стать актрисой (да хоть бы и космонавтом, лишь бы не депутатом), как многие и до нее, и после. Помечтает и успокоится. Куда ей в актрисы-то с таким лицом, фигурой, походкой? Смех один. Единственное, на что она пригодна — это играть Бабу Ягу в самодеятельном театре. Она и играет. А ее играет Инна Чурикова, совсем еще молодая и такая же некрасивая, как и сейчас. И такая же замечательная!

И в наше время можно всю жизнь оттрубить в маленьком театре, даже профессиональном, и слава никогда не придет к тебе, даже если сама Баба Яга будет завидовать соответствию образа сказочной действительности. А вот если на кино попасть, то слава придет даже после минутной роли. Ведь вся страна увидит! Эх!

А еще Паша, как всякая девушка, хочет встретить любовь... нет, это звучит пошло. Паша готова влюбиться, ей жизненно необходимо говорить кому-то ласковые слова, которые так и срываются с губ. Как бы смешно они не звучали. И «сокол ее ясный» подворачивается на танцульках. «Клубные» танцы в советской глубинке описаны в стольких произведениях (и даже как минимум в одной песне), что представить их не составляет труда. Это будет картина подпирающих стенку девиц с жадным и тоскливым ожиданием и тающей надеждой в глазах, наблюдающих немногие пары, в которых счастливицы отплясывали с мужчиной, одарившем их своим царственным вниманием.

И этот гендерный перекос сохраняется и посейчас. Во всяком случае, так было и во времена моей молодости. В такой ситуации девушки практически лишены права выбора; надувать губы и обижаться не приходится. Даже в ответ на безобразные шутки вроде «Девушка, вы танцуете? — А я пою!». Эту фразу находили остроумной во все времена (с момента выхода фильма на экраны), и даже наши одноклассники с удовольствием вворачивали ее при удобном (и неудобном) случае. В фильме над Пашей, ставшей жертвой такого остроумия, в голос ржут товарки по несчастью, стоящие в той же «очереди» за танцами.

Неудивительно, что элегантный (по местным меркам) парень, который пригласил Пашу всерьез, не выкинув при этом какого-то неприятного фокуса, сразу вознесся на вершину джентльменства. (Представьте еще при этом, что этого обольстителя играет Леонид Куравлев — да вы бы тоже не устояли, будь вы девушкой!) Больно смотреть на Пашу, заискивающую перед молодым человеком и, по известному выражению, вешающуюся на него. Впрочем, мы готовы списать это на ее непосредственность. Будущей актрисе не пристало стесняться.

Паша теряет голову, но в своей особенной манере. Вот, например, подруга ее Валя, однажды обжегшись, больше не доверяет не только мужчинам, но и самой себе. Жениху, согласившемуся взять ее в жены вместе с шестилетним (?) ребенком, она не позволила даже поцеловать себя, потому что знает, какую силу даже простой поцелуй может над ней иметь. «Я млею от поцелуев». Валентина Теличкина никогда не была более очаровательной, чем в этом фильме. Ее обычно кукольное фарфоровое лицо тогда еще не застыло в образе язвительной неудачницы и пустой обывательницы (эти роли ей всегда отлично удавались). Она удивительно молода и нежна, а в качестве мамы-одиночки вся охвачена наивной и трогательной серьезностью. Так вот Валя «ничего такого не позволит», а Паша готова всю себя отдать, а если точнее, она принимает любовь под свое крыло. Ей ничего не жалко, ничего не стыдно, она не боится людских пересудов. Решила «взять его себе» и точка!

Не останавливает Пашу и то, что Аркадий — так зовут сокола, женат и имеет дочь. Когда Аркадий ей признается, мы думаем: ну вот, вовремя отделалась, до того как... Но на следующий раз они встречаются, и у Паши нет никаких сомнений. Мы вот упустили это, а она заметила в глазах Аркадия неутоленную тоску по счастью. И она берет его под крыло.

Так как Паша ничего не делает наполовину, Аркадий скоро обзаводится «гардеробом», да и на любые его предложения она отвечает согласием. Касаются они приобретения тех или иных вещей, в том числе «для дома». Нам так и остается непонятным, на чьи деньги все это приобретается, возможно, Аркадий не такой уж и альфонс. А потом за ним приходит жена и «забирает» его домой, бесцеремонно прихватывая и обновки.

Вообще, Пашу много кто использует. Та же Валя приводит ей «на передержку» своего гиперактивного сынишку всякий раз как идет на свидание с многообещающим кандидатом в мужья. А когда Паша отказывает ей (потому что теперь не одна, а с Аркадием), Валя ведет себя крайне грубо, даже не пытаясь маскировать свое раздражение от того, что ей не оказывают услуги, которую она привыкла принимать как должное.

Есть еще сосед Павлик, то и дело истребующий ключ от Пашиной квартиры, чтобы «женихаться» с девушкой Тамарой. Тамара в попытках социализации не замечена, она просто сидит и ждет, когда Паша «свалит» из квартиры. Павлика играет Михаил Кононов. И хотя этот актер тоже никогда не блистал небесной красотой, благодаря отчаянной его молодости в этом фильме он просто прехорошенький! Павлику Паша тоже отказывает от одолжения в «аркадиевые» времена, и тот хотя бы не обижается, но на правах друга напоминает ей, что Аркадий сильно женат. Тот же Павлик помогает Паше пережить «увод» в татарский семейный полон Аркадия, почти по-братски нежно ухаживая за ней в момент кризиса.

Но как же мечта актрисы, спросите вы, и будете правы. Есть что-то в жизни Паши, что не позволит ей удариться в отчаяние. Про это Паша никогда не и забывала. Хотя ничего лучше роли Бабы Яги ей и не доставалось. Но Паша зря тушуется. Актрис со смазливыми личиками (и нулевым талантом) в стране миллионы (ну ладно, пусть будет десятки тысяч). А с ее необычной внешностью всегда есть надежда понравиться заезжему режиссеру, уставшему от превосходной «фактуры». То, что он ищет, может быть спрятано в глуши и безвестности. Даже роль Бабы Яги может стать украшением вашего CV, если играть ее со всей отдачей. Так случилось и с Пашей. Провинциальную актрису нашел столичный (?) режиссер и пригласил на роль Жанны Д'Арк, вопреки художественному совету, сценаристу или кто там обычно ставит условия?

Мы видим Пашу-Жанну в стольких сценах этой первой ее картины (Жанна молится, Жанна перед боем, Жанна казнит дезертира, Жанна на суде, Жанну пытают, Жанну сжигают на костре), что у нас создается ощущение: надо бы что ли посмотреть этот фильм о Жанне Д'Арк, немного бюджетненько, но, наверное, интересно. И долго не верим, что такого фильма не существует. Но... одновременно мы понимаем, что примерно треть Начала и есть история Жанны Д'Арк. Ведь и автобиографией Инны Чуриковой мы его тоже назвать не можем, несмотря на некоторые обрывочные совпадения.

Даже «попав в фильм», Паша не верит в то, что с ней происходит, не верит в свои силы. Малейшая критика или затор в съемке вызывают у нее состояние, близкое к истерике, а один раз она почти сбежала домой. Но сила придет. Став Жанной Д'Арк пусть даже понарошку, Паша приобретет ее смелость и мужество, как если бы актерская игра была неведомым колдовским ритуалом, переносящим желаемые качества с героя на исполнителя. И свою внутреннюю Жанну она «включит» не единожды.
Картина состоялась; режиссер, оператор, сценарист, актриса заглавной роли и даже статист, появившийся в кадре на 13 секунд, пожали свою долю славы. А Паша едет домой в Мухо... Реченск, потому что ее лицо все еще не требуется направо и налево. Кинематограф — та же работа, иногда нужно и есть, но с точки зрения высокого искусства я бы на месте Паши только порадовалась бы ее невостребованности в ширнармассовом кино. Время ее триумфа не за горами.

А теперь ей надо разобраться с чувствами. Несмотря на то, что она говорит жене Аркадия о ничтожности ее мужа (теперь мы знаем точно, что он подкаблучник, по странному и несчастливому недоразумению не приветствующий свое положение — правда-правда, поройтесь в памяти и найдите недовольного жизнью подкаблучника: они все либо счастливы, либо в разводе), а также о том, что тот сломал ее жизнь, Паша знает: между ними было что-то настоящее.

Пути назад нет — Аркадия Паша «просто отпускает», заодно отпуская ему и вину за случившееся. Аркадий почти рыдает, слезы и в глазах у Паши. Но после его ухода она поднимает голову и мы видим твердый взор Жанны Д'Арк, которую ничто не сломит, не подчинит, не уничтожит. Она стала еще сильнее после потери, как и подобает выдающейся личности. Жанна в ней, и она в Жанне — их союз несокрушим.

Сейчас, спустя десятилетия припоминая все, что сделано Инной Чуриковой в кино, мы узнаем этот взгляд в Елизавете Уваровой (Прошу слова, Нине Елизаровне (Ребро Адама), Якобине фон Мюнхаузен, Вассе Железновой, Лизавете Прокопьевне (Идиот)... Да, нам хочется, чтобы и Начало рассказывало об этой замечательной актрисе. Потому что принципом его героини может руководствоваться и она сама.

Все, что нас не убивает, делает нас сильнее.


Tags: кино, критика, советский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments