inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Category:

Отпуск во спасение. "Опасный возраст" (1981)

Был такой каламбур в советские времена, который почему-то забыли. «Хорошую вещь браком не назовут». Такие шутки возникают не на пустом месте, это результат личного опыта, причем горького. Пока мы еще не пришли к концепции свободного брака (в полном смысле этого слова), гостевого брака (с полной компенсацией расходов за вычетом взаимных расчетов), юридически защищенных отношений свободных людей с учетом прав детей, возникающих при таких отношениях, будем использовать концепцию обычного брака.





Браки можно условно классифицировать как удачные и не удачные, и я не имею в виду ни финансовый достаток, ни интеллектуальное равенство супругов, ни наличие детей — то, что обычно используется в качестве критериев успешности брака. Это просто отношение человека к своему союзу с другим. Как он сам находит свой брак.

Но думаю, что есть и какая-то часть браков, которые почему-то пришли к своему завершению (тьфу-тьфу, как меня угораздило цитировать?!), но отношения продолжают существовать. Или «горшки побиты», но потом обнаруживается, что можно и склеить. Или даже пользоваться битой посудой и не испытывать дискомфорта. Долой метафоры, просто про фильм расскажу.

Герои фильма Опасный возраст видимо подошли к одному из тех дискретных значений продолжительности брака, которые некоторые псевдоученые (накаркавшие эти самосбывающиеся предсказания) обозначают, как опасные, то есть утончающие крепость отношений. По их теории в 7 лет брак менее прочный, чем в 3 года, а в 20 лет более, чем в 30 (цифры приблизительные, в шарлатанство я предпочитаю не верить). Семья у героев самая, что ни на есть, советская, поэтому даже с учетом высшего образования обоих, предположу, что в брак они вступили самое позднее в 25 лет. Да и сын замечает что-то о сорокалетии. Сыну 15-16 лет. Так что даем этому браку 16-17 лет. Не помню таких цифр у психологов.

Но неважно, приближение детей к совершеннолетию в принципе опасный возраст для брака родителей, когда больше нет необходимости «сохранять семью» любой ценой. Дети вот-вот вылетят из гнезда, но даже если останутся, то уже взрослые — переживут. Соответственно пропадает нужда и во всяком политесе, даже если он соблюдался до того.

Наши герои и в минуту раздражения ведут себя интеллигентно. Ругаются без мата (вам уже скучно?), продолжают сожительствовать (до размена квартиры) с соблюдением границ и правил. Оба работают на поприще химии, только в разных областях ее применения. Воспитывают сына, который не идиот, не лоботряс, не хам — очень хороший мальчик, которого замечательно сыграл Антон Табаков. Никому из их знакомых и в голову не придет, почему эти два человека разводятся? Должна же быть причина.

Отец Лилии Ивановны (Алиса Фрейндлих) называет две причины, которые «дают право» на развод: либо он погуливал, либо ты наставила ему рога. А ее крик души, что дальше так продолжатся не может, он игнорирует. К счастью, Лилия Ивановна женщина совершеннолетняя (уже как минимум лет 18), так что отец ей не указ. Так что же случилось, мы же все еще не понимаем! Причина простая, но вздорная: муж осточертел.

А кто у нас муж? Представьте себе мягкого, флегматичного человека (Юозас Будрайтис), который не то что не обидит мухи, он даже и отмахивается от нее через раз. Джентльмен в нем не бледнеет ни при каких обстоятельствах: даже в суд, где рассматривается дело об их разводе он заявляется с цветами, чтобы вручить почти бывшей супруге. К тому же он, видимо проинструктированный женой, берет на себя вину, сочиняя якобы совершенные им преступления против брака, в которые поверит разве что слепоглухонемой, читающий руками стенограмму заседания.

И вот этот ангел сумел исчерпать терпение супруги? Как же так? К сожалению, Наркис Михайлович (не зовите его нарциссом — хотя это то же самое имя) настоящий фрик. То есть сейчас бы его так назвали, для краткости. В те времена приходилось прибегать к более пространным пояснениям. Он нюхач — дегустатор в парфюмерной промышленности, но не просто поэтически настроенный человек, описывающий свои впечатления о различных составных ароматах, а также умеющий из различать. Его уникальные способности позволяют ему определять химический состав продукции, всего лишь понюхав полоску бумаги пропитанную ей. Не знаю, как такое вообще осуществимо, придется принять на веру. А еще он знает, какие травы и вещества используются для имитации того или иного запаха: зачастую о связи между ними простому человеку невозможно догадаться. Собственно, Наркис Михайлович и создает парфюмерные изделия.

Разумеется, человеку с такими способностями надо быть особенно аккуратным с инструментом. Нос, для большинства людей служащий для того, чтобы дышать, получать информацию путем бесцеремонного вмешательства (идиома «совать нос» довольно забавна) или даже ковырять в нем - ну и все, для Наркиса Михайловича — прецизионный прибор, настолько тонкий и уникальный, что обращаться с ним надо нежно, а при «поломке» он не восстановим. По утрам он затыкает его (вероятно, чтобы не «нахвататься» грубых ароматов яичницы), простужаться ему противопоказано, а ремонт в доме, с пылью и запахами краски и олифы — катастрофа, сопоставимая с гибелью Помпеи.

Его работа — композиция неразличимых для 90% людей тонких субстанций. Так что мы можем смело назвать его «композитором». Вот разве что как человек творческой профессии он и может быть признан невыносимым. И мы как люди современные обязаны согласиться с Лилией Ивановной, что ее причина развода достойна уважения. Ведь творческие люди лелеют особенных тараканов: они в чем-то капризны, непредсказуемы и загадочны. Невыносимо!

И вот эти два человека разводятся и разъезжаются, оставляя позади остывающие угли ушедшей любви, но также и взаимного раздражения. Сын, так трогательно пытавшийся свести упрямых родителей, дорожащий воспоминаниями о дружной семье, воспоминаниями, которые так тщетно старались признать несуществующими и несущественными Лилия и Наркис. Ничего не сработало, увы! Мальчик «сбегает» в мореходку, во-первых, потому что ему пора выбирать профессию, а во-вторых, подсознательно он очень мудро рассудил, что его отсутствие поможет родителям прийти в себя и переосмыслить расставание.

Развод — тяжелое событие в жизни любого человека, его испытавшего. Я готова согласиться, проигрывая мысленно такую ситуацию. Если супруг или супруга - ужасные личности, то травма от совместного проживания долго не дает покоя, если, несмотря на непоправимость ситуации, человек признает за бывшим партнером какие-либо достоинства, то гложет обида от того, что брак развалился.

Оба героя переживают трудные времена. Она чувствует, что застряла в своих исследованиях (экспериментальная химия), не может сосредоточится на том, что важно. Он вообще теряет чувствительность к запахам после несчастного случая (проводя экспертизу, Наркис подвергается нападению). Травма несерьезная, это лишь триггер, который приводит к утрате жизненной важной способности, которая фактически пострадала в результате сильного эмоционального стресса. Если флегматики не заламывают рук, не бьют посуду и не лезут на стену, это еще не значит, что они страдают меньше, чем холерики. Наркис читает лекции в университете, но он больше не может работать нюхачом.

Разваливаются и «альтернативные» романы обоих героев. Она встречается с коллегой. Химичев, исполняющий роль Максима Петровича Македонского (sic), всегда выглядел представительным мужчиной, но даже если бы он был самим Александром, смехотворность замены рано или поздно бросилась бы в глаза Лилии Ивановне. Потому что, когда притираешься к человеку годами, все другие будут — не хуже и не лучше — ... чужими.

Он встречает женщину, как будто искренне восхищающуюся его талантом распознавать тончайшие материи — способность, на исключительную монополию на которую претендуют женщины. Но самым обидным образом выясняется, что Наркис для Марии Васильевны, скульптора и иногда судебного заседателя, всего лишь развлечение, феномен для демонстрации друзьям на вечеринке. Фрики иногда бывают занятны, не правда ли?

Печально, но долгожданная свобода не приносит ни радости, ни удачи...

Герои разъехались и живут каждый сам по себе, но вдруг однажды они встречают друг друга на станции электрички. Они на разных платформах, как будто символ их раздельного существования, но вдруг между ними возникает мост взаимопонимания. Обычные формулы вежливости — как ты? а ты? — вдруг обретают глубину и значение. А фотография сына (прислал со своего первого плавания), одна и та же у обоих, становится паролем, условным знаком, который впустит их обратно, в то время, когда они еще составляли одно целое.

Как я уже замечала, время перемен к лучшему практически во всех советских фильмах наступает весной. Практически ни один режиссер не может избежать этого сезонного стереотипа. Зима — безнадега, весна — начало новой жизни. И эта встреча также происходит весной. Исчезли безобразные кучи несвежего снега, сваленные прямо в центре города, промозглый холод, облачка пара, выдыхаемого спешащими по делам людьми. Даже сама суета как-то замедлилась, угловатые силуэты людей смягчились, появились улыбки и мечтательные взгляды.

Нежданная встреча вдруг разбивает лед недопонимания между когда-то близкими людьми. Никуда не делись счастливые годы, добрые воспоминания и дух взаимопонимания, они просто спали... Непонятно откуда накатила волна необъяснимого счастья и омыла обоих свежестью. А Наркис вдруг снова обретает обоняние. Как будто именно этого незатейливого события ожидал его «инструмент», чтобы вновь ощутить аромат жизни.

Легкость и изящность изложения истории одного развода навели меня на мысль, что для создания отличного фильма не обязательно привлекать маститого режиссера. Но потом я справилась в Википедии и обнаружила, что Александр Прошкин не единожды уже «угодил» мне. Михайло Ломоносов 1986 года мы смотрели всем классом и обсуждали, я до сих пор помню свой восторг от этого многосерийного фильма. А были еще Записки Пиквикского клуба, Инспектор Гулл — немного наивные, но вполне приличные экранизации. Николай Вавилов и Холодное лето пятьдесят третьего тоже заслуживают высокой оценки. И это далеко не полный список. Больше я никогда не буду поспешно судить о работе режиссера.

В заключении я бы хотела поделиться с вами одной идеей, даже, если позволите, законодательной инициативой. Я уверена, что каждой супружеской паре необходимо предоставлять право (а то и обязывать их) хотя бы раз за время их совместной жизни брать отпуск. Не то, чтобы один ехал на Канары, а другая на Гавайи. Это уж как им захочется. Я же имею в виду отпуск от брачных отношений. Чтобы супруги могли (или должны были) освободиться друг от друга совершенно на какое-то время. И пока они не вместе, каждый из них должен заново определить степень своей приверженности жене/мужу, ценность общего багажа, причины, сведшие их вместе. Нам так часто твердят, что отношения — это работа, но почему же никто не соблюдает трудовое законодательство в этой сфере деятельности?

Что-то подсказывает мне, что многие семьи удалось бы сохранить, предоставив их членам, таким вот образом, полную свободу. Только свободные люди способны сделать счастливыми себя и тех, с кем они проводят львиную долю своей жизни. Только счастливые люди могут достичь максимальной эффективности и полноты своего существования.

Я, конечно, шучу, но сдается мне, что без этого закона никто и не догадается о таком способе разрешать проблемы семейной жизни. И пока брак в его традиционном понимании еще не умер, нельзя отказываться от любого способа его спасения, каким бы глупым он не казался.
Tags: кино, критика, советский
Subscribe

  • В этот день 2 года назад

    Этот пост был опубликован 2 года назад!

  • Книжный вор

    За небольшим исключением и преимущественно в любое время дня и года мы законопослушные граждане, уважающие чужую собственность и трепетно относящиеся…

  • В этот день 2 года назад

    Этот пост был опубликован 2 года назад!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments