inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Искусство романтизации. "Три толстяка" (1966)

Как сделать мемориал из эпохи? Как лучше всего вызвать к ней неугасающий интерес? Как заставить чтить ее главных действующих лиц?

Создать героическую сагу? Расклеить в бумаге, вырубить в бронзе, отлить в граните образы героев? Сочинить песни, танцевать танцы? Поставить почетные караулы и служить заздравные (а когда понадобится, и заупокойные) молебны? Да, это может сработать...






Но есть способ лучше. Не героизировать, но романтизировать исторический период, рассказывая захватывающие истории в книгах и фильмах. Сделать героев не просто великими, но неотразимыми, сделать из революции приключение, авантюру (кто не знал, это одно и то же слово), детектив, блок-бастер. В этих фильмах большинство пуль летит в героя, над его головой скрещиваются все шпаги, но он остается цел, невредим и полон сил.

Если бы вся пропаганда шла только этой дорогой, она была бы самой эффективной с начала времен и к тому же самой незаметной. К счастью, она, пропаганда, не всегда догадывается, как лучше для нее, поэтому мы иногда можем заметить ее уши, торчащие в самых неожиданных местах.

Самый вредный из людей — это сказочник-злодей.

Именно романтизаторам революции, как бы иносказательно они ни выражались, мы обязаны тем, что не все в СССР нам казалось мрачным и безнадежным, именно они продлили жизнь строю, в котором решительно ничего не работало на счастье народов.

«Прибежал» к ним, к аллегориям, и Юрий Олеша. Сказка Три толстяка получилась яркой, наполненной событиями, захватывающей. В ней есть и роскошный дворец и городские пейзажи, безыдейные обыватели и революционные «массы», тиранический (?) триумвират и дворцовые прихлебатели. Стороны в истории представлены так выпукло и... однозначно, что нипочем не перепутать. Хотя, есть и небольшие исключения. Но о них позже.

Революции в художественных произведениях вроде Трех толстяков изображались не иначе как неизбежными и необходимыми. Однако даже когда время для революции пришло, оно может быть не вполне подходящим. Вот и Тибул — канатоходец и акробат из бродячего цирка дядюшки Августа — сетует на то, что рудокопы «поднялись слишком рано». Именно из-за несогласованности действий восставших, главаря, оружейника Просперо, захватывают в плен и сажают на цепь (для верности, вон лось какой!) в темнице дворца. Просперо, видимо, образ собирательный, потому что он, прямо как Айвенго, в большинстве сцен фильма присутствует только как «ссылка».

Тем не менее, как главный организатор, а я бы сказала, еще и фетиш, восстания, он должен быть освобожден. Это и есть простая, без украшений, линия сюжета. Но для романтизации необходимы детали: цвета, вкус, запахи. И дополнительные герои. И усложняющие повороты. И они тут присутствуют все сразу и попеременно.

Олеша, как мне кажется, даже переборщил со всем этим. Незачем было усугублять историю сказочными атрибутами, если они не получают развития и даже объяснения или применения — вот так сами по себе существуют претензии наследника трех толстяков на железное сердце. Кукла, якобы растущая вместе с Тутти, выглядит совсем уж запредельным НТП, как будто недостаточно того, что механическая игрушка, выглядящая и движущаяся как человек, была (и до сих пор остается) недостижимым техническим чудом. И уж точно совершенно излишне было делать Суок разлученной сестрой-близнецом Тутти. Это отдает мылом...

Баталов, в качестве режиссера, исправил некоторые логические нестыковки, убрал излишества всякие нехорошие и переставил некоторые события местами так, чтобы они более плавно вытекали одно из другого. Благо для переосмысления было достаточно времени (с 1925 по 1966 год многое эволюционировало, включая и литературные приемы и шаблоны). И поскольку мы видим, что все это пошло только на пользу замыслу, стало быть, Баталов играл в той же команде романтизации.

Тибул является организатором всего дела: он устраивает побег, оповещает революционеров, агитирует армию перейти на сторону «народа», и все это для того, чтобы Просперо, картинно потянув сковавшие его цепи на обеде толстяков и бросив им что-то вроде «Ешь ананасы, рябчиков жуй», дал нам понять, что он тут главный. Надеюсь все же, что у новой власти достанет ума выбрать на правление кого-то более красноречивого и склонного к администрированию. Тибула, например. Ну или, по примеру толстяков, создать что-то вроде дуумвирата, в котором Просперо будет опять отводится роль символа... Ну а что он еще может-то? Беспорядки возглавлять и все.

Дядюшка Август, которого тот, кого нельзя называть, непременно окрестил бы аполитичным, говорит, на мой взгляд самые уместные слова во всем фильме. Он-то романтики и палкой не коснулся бы.
«С тех пор, как ты связался с ними, все пошло верх дном»
«Ты мне уже говорил: подожди, подожди, настанет день! Сегодня этот день настал. А что принес твой хваленый день? Клетку для Просперо? Площадь, усыпанную трупами? А что будет дальше?»

А Тибул отвечает, что завтра придет подкрепление для того, чтобы... отомстить за каждую каплю крови. Но послушайте, революция — это же не вендетта!

Кстати, учитывая, что бунтовщики стреляли по городу из пушек (?!) издалека, трупы на площади могли взывать к отмщению к кому угодно, но не к революционерам. Хотя почему-то ни обыватели, ни оборонявшие дворец солдаты об отмщении не помышляли. Захват главаря представлялся им достаточной мерой для усмирения восстания. И, судя по тому, что произошло сразу после того, как Просперо оказался в клетке зверинца, так и получилось.

Гаспар Арнери, исключение номер 1, у нас воплощает собой всю интеллигенцию разом. Сдается мне, он единственный в стране человек с высшим образованием, к тому же активный ученый и изобретатель. Он классический человек вне политики, но обладающий острым чувством справедливости и чистой совестью. В Википедии упорно (не менее трех раз) повторяется, что доктор Арнери симпатизирует революционерам. Ничего подобного! Он абсолютно не осведомлен о том, что происходит в стране. Ему невдомек, что там не могут верхи и чего не хотят низы. Его личная жизнь финансово благополучна, он востребован как ученый (во всяком случае, его телефон явно был на желтых страницах дворцового справочника), а за большим богатством он не гонится, будучи опять же классическим бессребренником.

Гаспара Арнери, человека гуманистических идеалов, легко было развести на интерес к научному эксперименту: вот так, объединив два мотива в один, он помог Тибулу уйти от погони. И кстати, вместо несмываемого состава, как в книге, превращающего Тибула в совершенно теперь недопустимого (даже в шутку) black-face minestrel — артиста, изображающего чернокожего человека, доктор Арнери выдает ему баночку ваксы. Мне кажется, что это очень ироничная и изящная шутка. Зачем тратить колдунства, когда есть вакса. А потом, также из научного интереса и в силу безвыходного положения, он принял предложение Тибула выдать Суок за куклу наследника Тутти.

Культурную категорию граждан представляет мастер-умелые ноги Раздватрис, исключение номер 2. Негусто в этой мифической стране, полуфранцузской или полуитальянской (что наводит на аналогии с Алексеем Толстым, тот тоже предпочитал юг Европы для антуража своих произведений. «За» Францию говорит площадь Звезды, если что) с развлечениями и искусством. Ах, ну да, есть еще бродячий цирк, но он в схему бюджетных ассигнований не включен. Это Раздватрис сетует на недостаток культуры в стране победившей революции.

Линия с Суок представляет собой стандартный художественный прием с заменой персонажа. Только тут двойная замена абсолютно логичная и вполне осуществимая. Суок и не нужно притворяться идеальной копией куклы наследника (кстати, почему у той так и не было имени? А ведь она — единственная «родственная душа» мальчику, то есть достойна какой-то персонификации). Она просто рассказывает ему правду. Но только не сознается, что ей нужен от наследника Тутти только лишь ключ от клетки.

С наследником очень уж носятся все, включая трех толстяков (и поэтому странно, что куклу вообще разбили), и я только сегодня получила подсказку. Тутти вовсе не Коля преемник трех толстяков. Это они являются регентами для наследника престола по крови или другой причине (хотя в фильме их ассоциируют с правительством). Тут опять же все становится на свои места. Те, кто временно «греет трон», вполне могут заиграться в царей, не пренебрегая личными удобствами и даже роскошью. А бережное отношение к Тутти объясняется тем, что он единственный гарант их положения. Царизм в советской России давно превратился в воспоминание, но отголоски прежних законов нет-нет да и всплывают в памяти вполне благонадежных писателей.

То, что администрация триумвирата полагала, что безнадежно испорченную куклу — вершину роботехнического искусства — можно починить за один день, как раз очень жизненная деталь. Сколько начальников я знаю, которые давали вот такие невыполнимые задания, исходя из собственных соображений, а никак не руководствуясь здравым смыслом.

«Доктор, а она сможет танцевать?» - так и вспоминается анекдот «Доктор, а на скрипке я смогу играть?». Доктор Арнери может не волноваться: чудо его гения делает возможным любой каприз наследника Тутти.

Наследник Тутти получает гораздо "более лучшую» куклу, вдобавок усиленную по линии социализации. Куклу, которая еще до рассвета предаст его доверие и выцыганит ключ от клетки Просперо.

Последующие события переплетаются в невероятные, неожиданные сюжетные ходы. Очень оживляют действие подземный ход под кухонной плитой, выпущенная на волю тигрица, украденный у палача топор, а также та самая обратная подмена приговоренной к смерти Суок найденной куклой (уж я-то точно купилась).

Нигде в фильме не показывается, почему же три толстяка так не устраивают народ. Они сибариты и гурманы, что еще не преступление. Скорее военщину, представленную генералом Караской, можно назвать главной движущей силой зла. Но нам дают понять, что этот вопрос обсуждению не подлежит.

Падение трех толстяков завершает фильм, но это еще финал. Наследник Тутти, раненый, обнаруживает, что сердце у него не железное, и, значит, он не так уж безнадежен в качестве правителя. Правда, это ему уже не поможет. Радоваться должен, что ему позволили уехать в цирковой кибитке. Это самый смелый намек Олеши на недавние (для него) события. Даже не знаю, как он осмелился...Наследник престола, истекающий кровью.

Непонятным остается, кто же стрелял. Если бы это был генерал Караска (именно тот, кто так небрежно обошелся с куклой наследника), то куда делось его оружие, когда он собрался стрелять в Суок, появившуюся на крыше дворца? Ему пришлось одолжить его. И это кто теперь намекает нам, что убийцы наследников не так уж и стремятся к славе?

Не знаю, что будет с этой вымышленной страной в ближайшем будущем, но меня не оставляет нехорошее подозрение, что вся революция затевалась для того, чтобы у дядюшки Августа было больше публики. И вот уже цирк — важнейшее из искусств. А в городе царят веселье, песни, пляски, улыбки, всеобщее ликование. А кто завтра заплатит всем этим людям зарплату? Да неважно! Романтический образ революции нельзя принизить пошлыми практическими вопросами. Как нельзя испортить впечатление от хорошего фильма умствованиями непрофессионального кинокритика.
Tags: кино, критика, советский
Subscribe

  • Книжный вор

    За небольшим исключением и преимущественно в любое время дня и года мы законопослушные граждане, уважающие чужую собственность и трепетно относящиеся…

  • Правдивая ложь. "The Trap" (1966)

    Любите ли вы фантастику, как люблю ее я? Фантастические книги или фильмы обычно воспринимаются нами с известной степенью допущения. Хотя есть и…

  • Чтобы детство не кончалось. "Тореадоры из Васюковки"

    Не получается у меня писать сочинения на некоторые темы. Дело в названии. Если «Как ты провел лето» — еще не такое уж плохое название, то все, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Книжный вор

    За небольшим исключением и преимущественно в любое время дня и года мы законопослушные граждане, уважающие чужую собственность и трепетно относящиеся…

  • Правдивая ложь. "The Trap" (1966)

    Любите ли вы фантастику, как люблю ее я? Фантастические книги или фильмы обычно воспринимаются нами с известной степенью допущения. Хотя есть и…

  • Чтобы детство не кончалось. "Тореадоры из Васюковки"

    Не получается у меня писать сочинения на некоторые темы. Дело в названии. Если «Как ты провел лето» — еще не такое уж плохое название, то все, что…