inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Category:

Путь победителя. "Влюблен по собственному желанию" (1982)

Чем измеряется успех? Какую жизнь можно назвать удачно сложившейся? Если попытаться дать определение, то выяснится, что общего «знаменателя» нет. Критерии успешности для каждого человека свои. Пытаясь свести результаты жизни к набору завоеванных благ, одержанных побед, полученных наград, мы получим какого-то жадного и неразборчивого индивида и даже не сможем назвать его среднестатистическим.

У кого-то будет жидкий, но сытный суп, а у другого безнадежно мелкий жемчуг. Тогда мне скажут: если не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к ней. Но ведь это очень сомнительный совет. Во-первых, он не работает, так же как и «хочешь быть счастливым — будь им», а, во-вторых, стоит ли смиряться с ситуацией, которая кажется нерешаемой только на первый взгляд.





Герои фильма Влюблен по собственному желанию ответы на эти вопросы нашли. Причем это решение задачи подходит под любые условия и для каждого человека. А ведь исходные данные были далеко не простыми.

Вера (Евгения Глушенко) находится в порочном круге обстоятельств. Она дурнушка, поэтому только и годится на то, чтобы делать добро другим людям (не себе), а это означает, что она не может ответить «нет» на любую бесцеремонную просьбу со стороны коллег и случайных знакомых. И чем больше она отдает, тем наглее становятся просители и тем чаще они забывают и хороший тон и даже «спасибо» сказать.

Благодаря работе в библиотеке Вера начитана и образована. Она набита цитатами и полезными советами, которые почему-то не работают в отношении ее незадачливой жизни. О любви она мечтает, но не надеется, что кто-то обратит на нее внимание. Естественно, ей остается верить в примат внутренней красоты перед внешней. В практической жизни она безнадежно наивна. Это не эквивалент глупости — Вера просто лучше думает о мире, чем он того заслуживает.

Игорь (Олег Янковский) — бывший спортсмен, призер международных соревнований, бывший муж, бывший интеллигентный человек. Было такое шутливое определение в советское время, означающее утрату неких жизненных стимулов. Игорь работает заточником на заводе. Это сейчас спортсмены превратили спорт в профессию — тогда спортом занимались в дополнение к работе, а не вместо нее.

Нельзя сказать, что Игорь не любит работу — страсти он не испытывает ни к чему. Что-то погасло в нем после скандального ухода из спорта. Человек гордый, он не смог мириться с вечным вторым местом. Даже к новому своему спорту - литроболу, как мне кажется, он относится с прохладцей. Хотя по старой привычке и тут добивается результатов, увы! Единственный его друг — он же собутыльник — неудачник, живущий в тени своей жены, успешного администратора гостиницы.

Игорь тоже неудачник, и, хотя он отвергает любой намек на это со стороны других людей, сам он, похоже, хорошо это знает. Именно поэтому его так задевает это слово, брошенное в шутку. Он мучается тем, что проиграл какое-то соревнование с собственной судьбой или, вернее, вышел из него добровольно.

И вот два человека, разные во всем, кроме чувства собственной несостоятельности, встречаются самым нелепым образом и совершенно неожиданно берут друг друга на слабо! Вера заявляет, что путем напряженной работы над собой (плюс популярный тогда аутотренинг) можно достичь сразу нескольких целей: найти интерес к своей работе и влюбиться в существо противоположного пола, к которому сознательно не испытывают никакой склонности.

Методическую поддержку начинания обеспечила Вера с помощью книжек, которые... хмм... не жалко и сжечь лучше сдать в макулатуру. Это набор сомнительной научной ценности советов по самовнушению того, чего нет и быть не может. Используемые ей цитаты, каждая в отдельности, мудрые и поразительно верные. Но, рассыпаемые направо и налево в качестве руководства к действию, отдают пошлостью, ханжеством и простотой, что хуже воровства. Неудивительно, что Игоря тошнит зеленым от ее дидактизма. Ведь он и на работе слышит такие же «истины». Например, когда ему приносят на подпись обязательства по перевыполнению плана на текущий месяц. На верность принципам соцсоревнованиям ему начихать, он парирует вопросом об уместности формального подхода. Это выглядит, как пикировка разгильдяя с ответственным работником, но ведь по сути Игорь прав!

Но с Верой они взялись за дело добровольно, поэтому, к чести Игоря, он старается вникнуть в «метод», хотя бы поначалу. Вера тоже получает инструкции. Внутренняя красота должна быть дополнена внешней. Веру трудно упрекнуть в формальном подходе, но Игорю приходится сломать ее сопротивление переменам. Она ведь тоже должна работать над собой, иначе неровно получится.

Одна их процедур аутотренинга — «надумать» черты своего визави, которые вызывают симпатию и поверить в них. Тут между героями полное равноправие. Ведь Вера, подобно всем синим чулкам, далека от влюбленности в мужчину только потому, что он красивый. Игорь же клинически неспособен увлечься женщиной, застряв в застарелом предрассудке «90-60-90». Веру он школит как хороший тренер — ученика. Она протестует, но принимает вызов.

Среди многих странных суеверий советских времен, было убеждение, что женское одиночество обусловлено непропорциональностью мужского и женского населения. Помните эту дурацкую песенку про «на десять девчонок по статистике девять ребят». Бесполезно было разубеждать адептов мужского «недорода» информацией о том, что рождается примерно одинаковое количество и тех и других, но различные социальные явления сокращают мужское население в большей степени, чем женское. Но даже если бы количество половозрелых мужчин равнялось количеству половозрелых женщин, могли бы мы рассчитывать, что мы получили бы «на выходе» крепкие супружеские пары, живущие в счастливой гармонии до конца своих дней и умирающих в один день (чтобы не портить статистики)?

Советская экономика пыталась, но не всегда могла наладить плановое производство самых простых вещей, поэтому мы не ожидали от нее (и слава богу!) строгого планирования в семейных отношениях. Советские люди, связанные по рукам и ногам законами, моралью и соцсоревнованием, все же были свободны в выборе спутника жизни. И были довольно пристрастны. Всегда находилась значительная группа и мужчин, и женщин, которые никому «не подошли».

Вера была обречена остаться старой девой, к сожалению. Если бы ни этот дурацкий спор, она бы не получила возможность лучше узнать Игоря. Двойной барьер между ними: ее неприятие красивых алкоголиков и его неприятие некрасивых женщин, надежно «защищал» их от сближения.

В более поздних советах по развитию «отношений», которые печатались уже не полуслепым шрифтом на желтой бумаге советского научпопа, а на глянцевых страницах модных журналов, предлагалось испытать потенциального спутника жизни. Большая часть этих рекомендаций предназначалась для пар, уже живущих вместе и, следовательно, неприемлема для героев фильма.

Но кое-что могло сработать и, задолго до гламуриздата, Вера вовлекает Игоря в совместные путешествия. Конечно, они отправляются не в Турцию и даже не в другой город. Их цель — поиск братской могилы, где похоронен солдат Иван Муштаков, чьей жене не удосужились сообщить о месте его захоронения. Несмотря на кажущуюся простоту этого квеста, Игорь и Вера проходят настоящие испытания, которые лучше всяких разговоров и тестов рассказывают им друг о друге.

Выясняется, что общего между ними все же немало. Они одинаково честны, щепетильны, хамство и не готовы иди на сделку с совестью. Сквозь мишуру «умных мыслей» в Вере проступает живая женщина, смеющаяся и серьезная, восторженная и раскованная, озорная и нежная. А Игорь начинает выходить за пределы навязанных стандартов и начинает видеть в Вере не вопиющее отступление от идеалов, а человека, чувствующего, думающего, особенного.

Между этими двумя людьми нет обязательств, поэтому им предстоит еще одно испытание — верностью. Игорь встречает женщину, которая стандартам соответствует и даже превосходит их. /Признаюсь, я не узнала Натальи Егоровой в Наташе — девушке многих достоинств./ Игорю очень легко с ней, они находятся на одной волне, дышат в унисон. Наташа тоже очарована коллегой, вероятно из КБ или еще какой инженер, ведь он так остроумен и галантен. Парочка провела вместе «картофельные» выходные и по их окончании прекращать «связь» не намеревалась. А Вера забыта...

Неудачная попытка «изменить» Игорю обернулась глупой шуткой, но Вера и сама поняла, что это не сработало бы даже в случае настоящего свидания. Она уже изменилась. Внутренне. Это уже не серая мышь, запершая себя в нору безысходности. Она как будто даже вырастает, становится прямее и увереннее в себе — и это не только результат тренировок, которые она, хоть и кряхтя, упорно практикует. Всю жизнь она упускала простую истину: душевная красота и внешность связаны друг с другом пусть и самым непредсказуемым и необъяснимым образом.

Игорь тоже изменился. Он не только начал находить вдохновение в работе — это, собственно и было целью, разве не так? Предположение, что он может достичь высоты (и привлечь внимание девушки) только будучи инженером, задевает его самолюбие. Игорь ухватил, принял философию, которая поначалу так фальшиво звучала из уст Веры, когда она повторяла одни и те же заумные мантры: в соревновании с самим собой не важно, каким по счету ты пришел к финишу. Если ты идешь по своей, только своей дороге, ты всегда будешь победителем. Главное — не останавливаться!

И еще одна правда настигает его, вопреки собственным убеждениям: красота в глазах смотрящего. Вера больше не посторонний ему человек, которого можно измерять безличными цифрами и верить, что они что-то значат. Это женщина, с которой он разделил общее дело, дорогу и убеждения. Она красива уже потому, что он может читать в ее глазах.

Вера обрела настоящее, ощутимое очарование и даже поверила в него. Потому что ей теперь не нужно пробавляться неубедительным сознанием о преимуществе внутреннего над показным. Красавицей ее делает любовь, которую она испытывает к Игорю. Проверенное, «честно заработанное» чувство.

Игорь больше не поступится честью ради сомнительного благополучия. Он сделал выбор в пользу честной, созидательной жизни, где он всегда будет самим собой, победителем и призером. И вместе с Верой они разделят плоды этой победы.

Да здравствует животворящая сила аутотренинга! Теперь я спокойна за наших героев , я удивительно спокойна!
Tags: кино, критика, советский
Subscribe

  • Правдивая ложь. "The Trap" (1966)

    Любите ли вы фантастику, как люблю ее я? Фантастические книги или фильмы обычно воспринимаются нами с известной степенью допущения. Хотя есть и…

  • Чтобы детство не кончалось. "Тореадоры из Васюковки"

    Не получается у меня писать сочинения на некоторые темы. Дело в названии. Если «Как ты провел лето» — еще не такое уж плохое название, то все, что…

  • Типы машин времени

    Задумала я как-то написать «книжный» пост про Чарлза-нашего-Диккенса, а именно, про Рождественскую песнь (так ее на русский перевели, пафосно). Но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments