inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Category:

Как сделать хороший фильм. "Опасный поворот" (1972)

Если подсчитать неудачные постановки в кинематографе или театре, то я думаю, что больший процент придется на работы по произведениям иностранных авторов. В этом нет никакой критики, и точно ничего необъяснимого. Нужна большая смелость (и хороший бюджет, а лучше и то, и другое) чтобы воплощать в жизнь произведение чуждого менталитета.




Те же англичане почти никогда не пытаются изобразить каких-нибудь японцев или китайцев, разве в шутку. Русские у них выходят выструганными из дерева с таким же деревянным акцентом. Да что там, даже на роли американцев англичане предпочитают приглашать американских актеров.

Американцы куда более самоуверенны, во всяком случае китайцы и мексиканцы для них — часть населения, выйди на улицу, свистни — и кастинг обречен на успех, они и англичан привыкли играть, хотя в последнее время они тоже борются за качество, поэтому для ролей англичан предпочитают хотя бы уроженцев, пусть и не граждан Великобритании. В любом случае, США и Соединенное королевство всегда могут получить консультации друг у друга. Чай не враги.

Поэтому неудивительно, что советскому кинематографу так трудно приходилось. Во-первых, нужда в собственном производстве экранизаций классических зарубежных произведений поддерживалась хотя бы в пропагандистских целей (чтобы изображать врага «правильно»), во-вторых с точки зрения экономии (вместо покупки кино, которого наши люди могут еще и не понять — они ведь привыкли к «правильной» интерпретации, лучше снять свое), в-третьих, даже задайся они целью сделать аутентичный фильм, даже спросить было бы не у кого.

А трудности начинались уже с текста. Самые лучшие переводы иностранной литературы грешили ошибками, вызванными недостатком культурологической информации. Затем, как уже описывали то ли Жванецкий, то ли кто еще, нашим актерам не хватало «аристократизма». Можно научить пользоваться вилкой и ножом, но костюмчик не сядет, если индивидуум чувствует себя в нем как улитка в чужой раковине. Сразу после манер караул начинался в интонациях, очень трудно взять верный тон, если то о чем ты говоришь заучено, но никогда не являлось частью твоей собственной речи. Наши актеры делали все, что могли. Получалось то, что получалось. Спасибо актерам старой школы!

Да что там, на уровне смыслов английская литература была чужда советскому человеку. Как он может небрежно рассуждать об утренней и дневной почте, когда сама эта идея не может даже прийти в голову? В Англии же двойная доставка почты была отменена только в 2000-х годах чисто по экономическим причинам: писать стали меньше, а платить почтальонам лишнего не хотелось. И это только маленький пример...

Я совершенно не собираюсь насмехаться над советским кино, которое не могло изобразить Англии ни в одно из исторических времен, хотя признания нас ими так хотелось, что была запущена байка о том, что Ливанов — лучший из Шерлоков Холмсов, что было признано на родине оригинала. Я тоже в нее верила, пока не обнаружила, что мало кто в Великобритании знает, что «русские» сняли своего Холмса. Покажете релевантную ссылку — постараюсь поверить, обещаю!

Если заняться анализом трехчастного телеспектакля Опасный поворот», то он выявит множественные недостатки, культурные, постановочные, актерские, а также по части декораций, реквизита, костюмов и прочего. Я не сильна в этом терминологически, могу только пальцем показать, что я делаю, например, в иностранных магазинах, когда не могу назвать предмет. Еще полагается громко и отчетливо произносить слова, но проверяли — не вышло!

Но с точки зрения синтеза Опасный поворот несомненная удача! С учетом того, что я знаю практически наизусть текст пьесы (им воспользовались исключительно аккуратно), я не могу не подивиться тому, как здорово вышел телеспектакль! Даже недостатки смотрятся мило, хотя достоинствами они не стали, увы! С учетом того, что вы наверняка знакомы с этой пьесой и с этим фильмом не хуже меня, я, пожалуй, не буду его пересказывать.

Немногочисленные, увы, фильмы режиссера Владимира Басова, все, как на подбор, выделяются необычайной легкостью и изящностью изложения, они пропитаны иронией и саморефлексией. Вы не смотрите, что Дуремар, Басов отличный актер, но в качестве режиссера он просто феноменален. Припомните, в частности, Дни Турбиных. Я готова пересматривать его бесконечно.

Удивительным образом эти две работы породнились не только фамилией отца-режиссера. Вениамин Баснер сочинил музыку для обоих (он же нам знаком нам по фильмам Странные взрослые, Щит и меч, Учитель пения - и это немногое из длинного списка). Чудесные мелодии, независимо от того, отвечают ли они оригинальному замыслу пьесы, стали визитной карточкой фильма. Ну а в Днях Турбиных знаменитая песня Белой акации гроздья душистые запомнилась всем.

А кроме всего прочего, в обоих фильмах сыграла Валентина Титова. Конечно, я знаю, что режиссеры обычно снимают собственных жен в своих фильмах (право имеют, но, как мы видели неоднократно, это не всегда работает). Валентина Титова, через 6 лет после Опасного поворота нашла себе другого кинорежиссера в мужья, но свою славу она честно заслужила. Только посмотрите ее фильмографию, а потом скажите, могло ли это произойти случайно. В роли Фреды Кэплен она идеальна. Именно так ведут себя неверные жены, если они уверены в полной безнаказанности, а кроме того, чувствуют себя достаточно несчастными, чтобы игнорировать собственную вину, как незначительную.

Кстати, Басов пригласил и другую актрису, Руфину Нифонтову (Мод Мокридж), в свой фильм по другой пьесе Дж.Б. Пристли). Она-то его женой не была!

Антонина Шуранова тоже отлично справилась — в роли Олуэн Пил. Ее фильмография впечатляет, особенно учитывая тот факт, что она, как и Титова, была театральной актрисой. Игра Шурановой, хотя и слегка более напряженная, вполне достойная. После стольких лет другой Олуэн я просто не представляю. К сожалению, актриса умерла в 2003 году, а в кино и на ТВ последний раз снималась в 2000-м.

Руфина Нифонтова — также не посторонний человек в театре и кино. В Опасном повороте у нее очень интересная роль. Пристли не в первый раз вносит в свою пьесу фантастический элемент. В Визите инспектора, например, семью Берлингов, косвенно виновную в самоубийстве молодой девушки, навещает инспектор Халл. В ходе допроса он выясняет меру вины каждого, обличает и заставляет их согнуться под тяжестью греха. А потом, снова-здорово, к нам едет ревизор в дверь звонит человек, представляющийся инспектором. А Халла, как вы понимаете, как минимум, в качестве должностного лица с данной фамилией, не существовало. Мы так и не узнаем, кто был этот человек. И был ли он вообще...

Мод Мокридж еще один такой человек со стороны. Она гостья в доме Кэпленов и, одновременно, клиентка их издательства. Она присутствует в начале сюжета, рассыпаясь в слащавых комплиментах семьям Кэплен-Уайтхауз и относящимся к их «тесному кругу» Стэнтону и Олуэн, а потом, когда дело запахнет жареным семейными тайнами, любопытную писательницу выставляют за дверь. Кстати, здесь обыгрывается и еще одна, чисто английская, заморочка. Настоящий англичанин не терпит сахару в словах. И раз уж льстивые слова сказаны, прямой долг здравомыслящего человека разбавить это здоровой долей иронии, сарказма и черного юмора. Еще раз Мокридж оказывается там в самом конце, что подчеркивает фантастичность, гипотетичность действия в целом.

Мод Мокридж, при всей эпизодичности своей роли, является, тем не менее, ключевым действующим лицом. Ведь это она сочинила пьесу, в которой додумала то, что не успела услышать, что было недосказано остальными, и слепила из этого скандальную историю. Именно она — единственный реалистичный персонаж.

Все пьесы Пристли такие. С двойным, а то и тройным дном, с зацикливанием реплик, с альтернативными линиями развития. Так я и не могу найти тот двухтомник его пьес (in-octavo), который однажды прочла в институте. С тех пор он как будто исчез из этой реальности. Я бы очень хотела его перечитать.

Елена Валаева, последняя женская роль в этом камерном действе (Бетти Уайтхауз), относится к провалам экранизации. Она совершенно не попадает ни в одну реплику своим наигранным, фальшивым тоном. Ее ли это вина, я не знаю. Но обычно в таких случаях либо заменяют актрису в самом начале, либо делают больше дублей. Ее совершенно ненатуральная игра сочетается только с таким же неестественным исполнением роли Гордона Уайтхауза (Александр Дик).

«Молодожены» друг друга стоят. Я понимаю, что они хотели подчеркнуть, что парочка только изображает любовь и безмятежность, в то время, как обоих захватили самые разнообразные демоны, начиная от рабского преклонения Гордона перед деверем Фреды (в то время нам не могли даже намекнуть про нестандартные отношения), заканчивая меркантильностью и похотливостью Бетти. Но вообще-то так, как они это продемонстрировали, не говорят не только искренние люди, но и вообще человеческие существа. Это сплошной кошмар. Хотя справедливости ради замечу, что Александр Дик все же иногда, случайно, угадывает интонацию героя.

В интернетах Валаеву возносят до небес, как красивую, талантливую и рано ушедшую из жизни актрису (57 лет — это, конечно, рановато, но все же со словом «трагическая» я бы ее смерть не связывала, бывает и хуже). Главная трагедия заключается в ее абсолютном неумении играть. При всей миловидности, актриса относится к тем, на кого приятно смотреть до тех пор, пока она не открывает рот. Роль Бетти — вторая в ее кинокарьере и самая говорливая значительная.

Очевидно, что этой возможностью она не воспользовалась. Как иначе объяснить то, что в последующих киноролях ей доставалось все меньше реплик, а продолжительность ее появления в кадре была все более кратковременной и эпизодичной? Именно такие роли ей и доставались — эпизодичные и даже без имени, вроде «девушка в голубом плаще, беседующая с полицейским». Надутые губы и дикция обиженного ребенка мало идут взрослой женщине.

Насколько Бетти безнадежна, настолько великолепен Юрий Яковлев в роли Роберта Кэплена. С первых слов своего героя он начинает жить на экране. Все его фразы абсолютно естественны и уместны. Он не переигрывает, не бубнит, не кричит, не цедит фразы сдавленным шепотом.. Голос его глубокий, бархатный, слегка небрежный и томный, проникает в самое сердце зрителя.

Неизвестно, каким образом советский человек Яковлев преображается в состоятельного представителя английской интеллигенции, джентльмена, учившегося в Итоне/Оксфорде, воспитанного в лучших манерах и на лучших образцах литературы и искусства. Рядом с ним еще более жалко выглядят «молодожены», но вместе с тем игра Яковлева заставляет забыть о минусах. С его «прибытием» весь телеспектакль обращается в сплошной плюс, несомненную удачу, идеал, учебное пособие для последующих поколений актеров.

Именно благодаря игре актера, мы так остро чувствует трагедию его героя. Тщательно устроенная жизнь, личная добродетель и, как ему казалось, по-настоящему близкие люди его окружающие — все это оборачивается обманом. Именно благодаря его деликатной сдержанности, полному доверию друзьям и родным, высоким идеалам, Роберт Кэплен ушибается так больно, упав с высоты мнимого благополучия. Собственно, для человека, так настойчивого ищущего правду, он оказывается трагически к ней не готовым.

Детективный строй пьесы — только ее скелет. Проблема не в том, чтобы доискаться истины, а в том, чтобы принять ее. Главный герой — Роберт Кэплен — отвергает ее до последнего момента, а потом просто ломается под ужасным грузом. Напрасно Олуэн уговаривает его переспать с проблемой. Этой ночи у него не будет.

Для прочитавших пьесу в фильме Опасный поворот не открывается ничего нового. И все же, благодаря таланту режиссера, усилиям актеров (не всех) и великолепному Юрию Яковлеву, который, кажется, вложил всего себя в малобюджетный спектакль, поставленный, если я правильно помню, в сжатые сроки, который мог бы никогда не получить известности, если бы не удачное стечение нескольких обстоятельств...

Декорации в данном случае, и правда, не имеют большого значения, хотя ужасающие панели а-ля советская контора надолго врезаются в память. Что более важно: актеры постоянно двигаются вдоль комнат и по диагонали, по пересекающимся траекториям, навстречу друг другу и параллельно, что придает динамичность сценам и объем помещению. За одно это уже можно похвалить Басова, даже если бы не было ничего другого.

В целом, я склонна считать этот фильм самым смелым приближением к оригиналу, даже с учетом всех шероховатостей. И, конечно, не раз еще я найду его на youtube и с удовольствием посмотрю.

Tags: кино, критика, советский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments