inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Без обид. "Дети как дети" (1978)

Коварный интернет получил меня сегодня в жертвы. Я искала фильм, который по аналогии с теми, что я уже «обозревала», обращался бы к теме «токсичной» мамы/бабушки/свекрови и т.п. Не люблю я это выражение «токсичный», какое-то оно ненаучное. Но уж пусть будет.

Итак, поиск фильма, название которого я не знала, напомнил мне давно лелеемый замысел вспомнить об актрисе Маргарите Сергеечевой. В мое детство мы ее знали, как в титрах было написано, Ритой, была такая мода в советское время: указывать имена несовершеннолетних актерах в уменьшительно-ласкательной и снисходительно-пренебрежительной форме. Вероятно, для легкости отличения их от актеров взрослых. Другой уважительной причины я не вижу.






Фильм я искала по ключевым словам «Рита (Маргарита) Сергеечева», но для большей уверенности повторила с Юрием Соломиным. И нашла! Свет в окне назывался. Но я уже была "по локти" в интернет-поиске и пошла дальше. Был фильм из моего детства, который не часто повторяли на ТВ. И запомнила я его опять же благодаря Рите.

В отличие от миловидных девочек советского кинематографа, Риту Сергеечеву невозможно было забыть или с кем-то перепутать. Низкий хриплый голос, рыжие вьющиеся волосы, серьезный взгляд и, обычно, трудный характер ее героинь делал ее особенной. В то время, когда я начала уже различать актеров, я не так уж была подвержена обожанию актеров. Но Рита мне очень нравилась. Думаю, что я посмотрела каждый фильм с ее участием.

Я не буду повторять ее биографии, рассказанной уже не раз и в ЖЖ и в других интернет-гостиных. Слишком много тогдашних звезд, носимых на руках, закатилось в самые глухие закоулки забвения, нищеты, депрессии. Боюсь, что Риту не обошли несчастья. Но у нас остаются ее детские и юношеские работы, без которых советский кинематограф был бы гораздо беднее.

Фильм, о котором я хочу рассказать сегодня, тоже имеет близкую сюжетную параллель с другой картиной. А именно Дикой собакой динго. Более того, долгое время, вразрез со всякой логикой, я полагала, что эти фильмы объединены и общим главным героем. Как же можно, это как минимум на поколение раньше было сделано! Никита Михайловский (также известный под псевдонимом Никита Сергеев) более чем знаком нам по фильму Вам и не снилось. Про этот фильм я уже писала, повторяться не стану. Но я отчетливо помню, что, пересмотрев вместе с моей теткой в далеком 90-м году Дети как дети, я вскоре вместе с ней же увидела в новостях сообщение, что Никите Михайловскому собирают деньги на операцию от лейкоза. После этого он прожил только год...

Дети как дети собрал и знаменитых взрослых актеров. Чего стоят только Маргарита Терехова и Александр Калягин, Ада Роговцева и Любовь Соколова. Рита Сергеечева, уроженка Московской области, стойко ассоциируется у меня с Ленинградом, наверняка, благодаря фильму Странные взрослые (помните, как она повела детей смотреть на Аврору?). Место действия Дети как дети не просто условно привязано к Ленинграду. Город является его составной частью. Фильм с такими «входными» данными просто не может быть плохим.

Тем более, что и сюжет, как я и говорила, узнаваемый. Развод, двое подростков, преодолевающих последствия родительских решений, вражда, переходящая в дружбу, неизбежное расставание... Эти почти шекспировские «шаблоны» судеб можно найти не только в кино.

Ольга, героиня Сергеечевой, на стороне «проигравшей стороны». Мать, нервная, саркастически настроенная, недоверчивая женщина, 4 года после развода, все еще подсчитывает убытки от ухода мужа. Будь он гад последний, смириться с разводом было бы куда легче. Но нет же, он гад иного рода.

Игорь Владимирович исправно приносит алименты (прямо в день зарплаты и лично), он вежлив и участлив по отношению к бывшей жене, а еще он очень любит дочь. Именно любит, а не пытается компенсировать нанесенный урон деньгами и подарками. С дочерью он проводит время, помогает с уроками, разговаривает как взрослый со взрослым, отвечает на каверзные вопросы. Он РЯДОМ! Ольга ладит с ним. Она мучает его вопросами о том, кого он любит сильнее: ее или мальчика Митю, сына его новой жены, любит ли он все еще ее маму и т.п., но между ними нет теней ее обиды и его вины. Они по-прежнему отец и дочь.

Я уже и не помнила, как развивались события, но с первых кадров фильма ждала, когда же Вера (Маргарита Терехова) сойдет с дорожки вежливого обмена репликами и начнет излагать свои требования по праву уязвленного сердца. Это произошло очень быстро, что совпало с моими ожиданиями.

Довольно очевидно, что Вера говорит о своих обидах, и о своих претензиях, когда пытается якобы оградить дочь от разочарования и травм. Это не Ольга в опасности от случайных встреч с Митей и его мамой, это сама Вера, ее ревность, ее обманутые надежды. Ведь это не Оля развелась с Игорем Владимировичем. Их отношениям ничего не грозит. Никакого вреда нет и в том, чтобы посещать отца в его новом жилище или общаться с Митей. Но Вера накручивает себя до истерики (правда, очень мягкой и по-ленинградски интеллигентной — это они умеют!) и требует свести такие встречи к нулю.

Оля не единожды слушает разговоры между матерью и отцом, ведущимися на условиях Веры. Слушает и, возможно, сама начинает верить, что она оставлена отцом, как и ее мать, и что ей надлежит ревновать отца к Мите совершенно так же как Вера ревнует Игоря к новой жене. Вера требует, настаивает, запрещает. Разговор ведется ей в повышенном тоне, Игорь Владимирович успокаивает, уговаривает, обещает, предлагает. Мне вот интересно, знали ли эти родители (как и миллионы других неудачных пар), что ребенок в соседней комнате слышит каждое слово? А если бы знали, остановились бы?

Митя — на стороне «победителя». Его мать «отхватила» чудесного мужа, а он получил заботливого отца. Игорь Владимирович не делает разницы между Олей и Митей, но Оля конечно же «намного ему роднее», он может подтвердить это Оле, не предавая Мити. Ведь это очевидный факт. Митя может себе позволить инициативу примирения. Но ведь он делает это от чистого сердца. Ему любопытно, какая она эта девочка, к которой его приемный отец так прикипел сердцем. Митю не гложет обида или вина за чужое «преступление». Он просто пытается наладить отношения, и не только ради Игоря Владимировича.

Они отправляются не однажды к Финскому заливу, где Митя рисует этюды, а Ольга «дышит свежим воздухом». Они осторожно «прощупывают» друг друга. Они находят друг друга достойными взаимного интереса и даже дружбы. Мите в этом ничто не мешает. Оле мешает мамина обида. Она подчеркнуто исключает маму Мити из тем разговора. Лицо Ольги искажается злобой, по-детски алогичной и бессильной.

Но начало отношений положено. Игорь Владимирович, наперекор Вере, пытается свести дорогих ему подростков. Митя такой умница, он хорошо учится в школе, он рисует, милый, интеллигентный мальчик. Ревность Ольги получает лишнюю точку опоры. Ведь она троечница, ничего не знает про художников и вообще, не пошел бы Митя со своей эрудицией. Это не ее отец сравнивает их, это Ольга надумала вероятность такого сравнения. Между тем, очевидно и сходство между ними: оба ленинградских «задохлика» хватают простуду прямо из воздуха, а съеденное украдкой мороженое немедленно ввергает их в жестокие хвори. Что поделаешь, воздух у них там сырой. Хотя бы в этом язвительная Ольга подкована. Переход любого разговора на погоду с целью оскорбить собеседника — основа для культурного общения!

А вот где берут таких мальчиков, как Митя, который даже обижается в настолько благородной манере, что чувствуешь себя последней свиньей? Лучше бы ударил! Присутствие взрослых в разговоре, личное или заочное, только усугубляет ситуацию. Целиком согласна с Митиной мамой: дети сами разберутся!

И в точности по сценарию Дикой собаки динго, как только все начало налаживаться: Ольга находит друга в Мите, мама Вера смягчается достаточно, чтобы не скрипеть зубами при упоминании или виде новой семьи Игоря, вдруг все заканчивается... бегством.

А ведь как славно все складывалось. Митя, и до того проявлявший добрую волю и инициативу, приглашает Ольгу на «вражескую территорию», чтобы сварить куриный бульон для больной матери (мы говорим Ленинград — подразумеваем пневмонию, мы говорим пневмония — подразумеваем Ленинград!), и та соглашается, хотя мама ей настрого запретила, «чтобы травмы не было»!

А Митя в благодарность и для задабривания богов ревности расписывает одну из стен довольно обшарпанной квартиры Веры изображением острова Пасхи, куда Вера мечтает поехать в отпуск от беспокойной своей жизни и работы. Правда остров Пасхи теряет идолов (они не вписываются в картину), а Вера останется как минимум до 90-х (а точнее навсегда) с оттопыренным карманом насчет пасхальных каникул. Текущее предложение руки и сердца включает отпуск в деревне с грибной охотой и прочим, но Вера не согласна на «хоть какое-то» счастье взамен утерянного. Она просто излучает настроение «ах, не утешайте меня! Не мешайте мне страдать!».

И вот посреди уже наклюнувшейся идиллии и всеобщего примирения сторон, Вера сбегает... от себя в Норильск. Предложение руки и сердца отвергнуто, принято предложение работы в одном из самых благословенных в климатическом отношении городе России. Когда я смотрела фильм в детстве, Норильск для меня звучал романтично. С тех пор, как я точно знаю, что это и где это, романтика ушла. По сравнению с Норильском, виды на замороженную Неву покажутся райским видением.

В советском общества провозглашалась трудовая мобильность населения, но думаю что уже к 70-м годам она была на порядок ниже годов 50-х, например. Хотя при переселении к черту на рога платили какие-то подъемные. Как мать (хехе) я решительно не понимаю Веру. Никакие душевные травмы дочери (по большей части сильно гипотетические) не сравнятся с целительной промозглостью и холодом заполярного круга. Особенно полезен он для (смотри выше) респираторных слабаков. Предприятия цветной металлургии несколько оживят пейзаж с 1989 года, но воздуха озонировать тоже не станут.

К тому же там не только нет свежих персиков, но не растут даже деревья, а из животных в лучшем случае бегает песец. Нечего сказать, отличный выбор, мамочка! И все ради того, чтобы не видеть мужчину, который является идеальным отцом твоего ребенка, пусть даже оставил лично тебя. Какая великая трагическая актриса умерла в Вере!

Я ставлю все «фишки» на Митю. Он уже однажды растормошил Ольгу, сможет сделать снова. Может быть однажды Ольга вернется в Ленинград поступать в институт и останется там. А Коля станет ее самым лучшим другом и советчиком, и она еще не раз появится на его картинах, уже не в качестве «пятна».
Tags: кино, критика, советский
Subscribe

  • Правдивая ложь. "The Trap" (1966)

    Любите ли вы фантастику, как люблю ее я? Фантастические книги или фильмы обычно воспринимаются нами с известной степенью допущения. Хотя есть и…

  • Чтобы детство не кончалось. "Тореадоры из Васюковки"

    Не получается у меня писать сочинения на некоторые темы. Дело в названии. Если «Как ты провел лето» — еще не такое уж плохое название, то все, что…

  • Типы машин времени

    Задумала я как-то написать «книжный» пост про Чарлза-нашего-Диккенса, а именно, про Рождественскую песнь (так ее на русский перевели, пафосно). Но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments