inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

И вместе им не сойтись? "Весна на Заречной улице" (1956)

Хотела я сжульничать и поместить с небольшими дополнениями написанный давным-давно пост. А что, теперь у великих писателей модно себя цитировать. Целые книжки пишут, переиначивая и пересказывая себя же. И ничего, продают.
Но не вышло. Недостаточно для обзора фильма пары имеющейся пары параграфов. Да и фильм заслуживает полного анализа. Поэтому начну с чистого листа.







В советском кинематографе можно заметить несколько типов сюжетов, которые могут составить своеобразную классификацию, пусть и очень приблизительную. Например, есть фильмы о школе, о любви, о производстве, фильмы о перевоспитании, о преодолении себя и достижениях, о конфликте личного и общественного и т. п.

Картину Весна на Заречной улице можно отнести сразу к нескольким категориям и все же ни одна из них, мне кажется, не подходит.

Школа, пусть вечерняя — да! Но главный герой большую часть времени школу прогуливает.
Производственный — да! Ведь он про рабочих металлургического предприятия, которое является градообразующим. Правда, с производственным устройством дело обстоит куда лучше, чем с градообразованием. Даже на машине трудно проехать из-за грязи, дома возведены как будто в последний месяц квартала, а деревьев нет вовсе. Но фильм не только об этом.
Про любовь? С большой натяжкой — да. Один любит, другая терпит любовь, хотя и плохо получается.
Перевоспитание? Так ведь взрослых людей, закосневших в своих привычках, переделывать нет ни смысла, ни возможности.
Преодоление тоже получается со скрипом, а достижений за собой герой не признает.

Вот чего не было в советском кинематографе, во всяком случае официально, так это фильмов о социальном неравенстве. И когда эта мысль пришла мне в голову, я поняла, что именно это нечаянно иллюстрирует Весна на Заречной улице.
Как можно представить неравенство в советском фильме? В рабочем городе все молодые, все работают, учатся, интересы общие, друзья, музыка... Возможности у всех равные

Вечерней школе новообразованного рабочего города необходима учительница русского и литературы, взамен сбежавшей. К трудностям эта неестественно строгая девушка готова, но сможет ли она учить представителей рабочего класса. За Татьяну Сергеевну нам не раз станет неловко. Она очень образованная и вежливая, но такта ей решительно не хватает. С детьми, преподавать которым она готовилась, необходима строгость и назидательный тон. Но со взрослыми людьми этого недостаточно. Не была она готова, что ее ученики будут «варить сталь, рожать, пить водку, отращивать усы».

Учительница слишком озабочена внешней стороной дисциплины, а это делает ее ужасно неуклюжей и даже смешной. Невнимательность и бестактность сопровождают почти каждый ее выпад в сторону нерадивых учеников. Она настаивает на ритуальном вставании, и когда обнаруживает, что не беременная ученица не из-за каприза отказывалась это делать, сама же понимает, что взяла неверный тон. Тем не менее, она наступает на те же грабли, выговаривая мужу роженицы, которого сморил сон ввиду хронического недосыпа.

Почти удается ей не нагрубить ученику, попросившему оценить свое стихотворение, но она сводит рецензию к отмашке «стихи еще не совсем хорошие».

Она раздает выговоры и нравоучения, при этом голос у нее делается прямо-таки неприязненный. Воспитание при этом сводится к отрицательным величинам. Таких уроков ее ученики не просили.
Больше всего от нее достается Саше Савченко, он и учиться не желает, и к тому же клеится. Пошляк, слушать противно. Практически ничего не зная о Савченко, она составляет для себя его социальный «профиль» и решительно отбривает даже в тех случаях, когда было бы достаточно вежливого «нет, спасибо». От улыбки ее тоже не убыло бы. Даже мнения других людей, открывающие Савченко с положительной стороны ее не убеждают.

Уверена, что спроси мы Татьяну Сергеевну напрямую, не считает ли она своих учеников и прочих жителей города недостойными ее внимания из-за разницы в образовании и социальном уровне, она бы возмутилась и идеологически выверенными пассажами отмела бы такое дикое предположение. А между тем ее поведение целиком объясняется ее высокомерностью.

Единственный человек, который знает, какая на самом деле Татьяна, как умеет она поддержать и вдохновить на подвиги товарища, какая она веселая и общительная. Это инженер Николай. Именно она, однажды почти силой заставила его учиться, за что он до сих пор испытывает к ней искреннюю благодарность.

Конечно, мужланы, которым только и дела, что до танцулек и выпивки, которые «не способны усвоить школьную программу», делают ошибки в правописании и пересыпающие речь пошлыми шутками не способны заинтересовать городскую девушку с университетским образованием, идеальными манерами и высокими принципами. Но даже оставаясь на высоте своего особого положения, и с этической и с интеллектуальной точек зрения, Татьяна Сергеевна обнаружила огромный недостаток социальных навыков. Свою душевную чуткость она не склонна выставлять напоказ. Даже самое лучшее в себе она демонстративно прячет. Пришедший к ней с вопросом Савченко, уходит несолоно хлебавши, потому что она вдруг вспомнила, что непременно должна послушать второй концерт Рахманинова. И это бы ее ничего. Думаю, что если бы Саша увидел ее сияющее лицо, он дослушал бы концерт вместе с ней. Но Татьяна отвернулась к нему, как будто не хотела разделять свою радость с кем бы то ни было.

Александр Савченко — не идеальный герой любовник. Неотесанный он, легкомысленно относится к учебе, вспыльчив и нетерпелив. Но это то, что о нем «знает» Татьяна. А ведь спроси она хоть кого-нибудь, могла бы открыть что-то более важное, чем табель успеваемости. Ведь кроме того, что Саша хороший металлург, он помогает матери воспитывать младших брата и сестру. А еще он работает дома над расчетами, которые помогут доменной печи «лучше дышать». Не пустые амбиции, а похвальное желание прославить свою фамилию. Знаний ему не хватает и он остро ощущает незаконченность своего образования. К тому же он не стесняется обращаться за помощью. В частности к инженеру, который, по совместительству, давнишний друг Татьяны Сергеевны.

Кроме обычных выволочек, учительница наносит-таки почти смертельный удар самолюбию Саши. Только что его расчеты раскритиковал инженер (без всякого намерения обидеть), а Татьяна Сергеевна, не задумавшись и на секунду над неуместностью своего замечания, выискивает в описании и грамматическую ошибку и пеняет ему за нерадивость. Даже я, гадкий санитар текста, которого хлебом не корми, только дай найти ошибку, понимаю, что это удар ниже пояса.

Практически со дня появления Татьяны Сергеевны, Савченко неосторожно в нее влюбляется. А ведь его уже наметила в мужья первая красавица и выгодная невеста. И подходит она ему куда лучше, и обеспечена приданым и «недвижимостью». И любит, по-своему, собственнически и ревниво. Но поверхностная и пошлая Зина вдруг представляется чуть ли ни безобразной по сравнению с неулыбчивой и хрупкой Татьяной. Первая вешается на шею, а вторая настолько далека от поощрения, что даже отчаяние охватывает. И тем не менее, Савченко даже не задумывается о выборе. Оставлена не только Зина, но и дружки-приятели.

Саша раскрывает перед Татьяной душу, признается в любви, поставив ее перед необходимостью дать такой же прямой и честный ответ. Но Татьяна все еще зажата в рамки самоконтроля, который однако не мешает ей выбрать наиболее резкие, ранящие слова. И то, что она точно не чувствует того, что говорит, мало ее оправдывает.

В тот вечер, когда Татьяна слушала Рахманинова в его присутствии, Саша проявил куда большую деликатность, чем могла бы заподозрить Татьяна. Ведь ушел он вовсе не потому, что ему невмоготу было слушать классическую музыку. Поначалу он готов подождать, вероятно, он не против того, чтобы побыть рядом с ней, пусть она и повернулась к нему спиной. Но через пару минут он уходит. Саше неловко, словно он в интимную минуту застал человека и не хочет его беспокоить.

В ее позе читается отчужденность. Это музыка — только для нее. Для Саши она слишком уж высокопарна. Собственно говоря, это дело привычки. Сколько людей я знаю, которые прямо-таки ненавидят классическую музыку до тошноты. При том, что они ее никогда и не слушали... И хотя мы все еще слышим бравурные звуки второго концерта, они перебиваются легкой песенкой Сашиного приятеля "Вам налево, мне направо, ну и до свидания", и мы понимаем, что она до обидного права.

Татьяна Сергеевна справедливо ощущает свою несостоятельность как преподавателя, хотя понимание — залог того, что дело поправимо. До последнего она держит себя в тисках неуместной строгости, «заговаривает» свои истинные чувства, отрицая очевидное даже для себя самой. Николай отдает должок и заставляет Татьяну по-другому взглянуть и на себя и на своих учеников, и, в частности, на Сашу. На что еще нужны друзья, как не говорить нам жестокую правду.

Думаю, что Татьяна не сможет больше поворачиваться спиной к людям. И улыбка находится и искренний интерес к людям.

Саша возвращается к Зине, потеряв надежду завоевать сердце или хотя бы уважение учительницы. Хотя втайне от всех он работает над собой. На что ему теперь грамота? А вот!

Вместе с весной на Заречную улицу приходят надежды. И самая долгая зима кончилась и недопонимание между героями растаяло. Бедняжку Зину снова отвергли во имя высоких идеалов. Именно в тот момент, когда она начинает ценить чувства выше денежной выгоды.

Экзамен на знаки препинания сдан. Татьяна, подобно Элизабет Беннет, со стыдом вспоминает свою несправедливость по отношению к Саше и свои жестокие, глупые слова. И нам дают понять, что у главных героем завязывается, наконец, любовь. Во всяком случае, когда Рахманинов перестанет стоять между ними олицетворением социального или лучше сказать духовного неравенства. Чем они пожертвуют, чувством или музыкой, чтобы отношения стали возможны, а также потребуется ли жертва, мы не узнаем.

Tags: кино, критика, советский
Subscribe

  • Грех многословия

    Смешно и даже жалко звучат выражения, начинающиеся с «вот в наше время...» (хочется сразу добавить «... вода была мокрее»).…

  • Не ко времени и не к месту

    К сожалению, жизнь состоит не только из приятных событий и быта. Иногда случаются неприятности и даже трагедии. Никто к ним не готов: ни жертвы, ни…

  • Распродажа установок

    Известный рыночный прием: купи одну вещь - получи вторую бесплатно - неожиданно показался очень уместной аналогией по отношению к установкам, которые…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Грех многословия

    Смешно и даже жалко звучат выражения, начинающиеся с «вот в наше время...» (хочется сразу добавить «... вода была мокрее»).…

  • Не ко времени и не к месту

    К сожалению, жизнь состоит не только из приятных событий и быта. Иногда случаются неприятности и даже трагедии. Никто к ним не готов: ни жертвы, ни…

  • Распродажа установок

    Известный рыночный прием: купи одну вещь - получи вторую бесплатно - неожиданно показался очень уместной аналогией по отношению к установкам, которые…