inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Все впервые. "Впервые замужем" (1975)

Человек рассказывает нам историю своей жизни в двух случаях: когда жизнь практически прожита и ничего он от нее не ожидает, или по завершении какого-то периода, на пороге радикальных изменений или значительного события, которые разделят судьбу на «до» и «после». В реальной ситуации трудно определить является ли настоящий момент переломным в жизни случайного знакомого или ему просто нравится поговорить (и если вы неосторожно остаетесь рядом с ним слишком долго, то рискуете услышать то же самое еще раз, если повезет, то с добавлениями и изменениями в Конституцию. Извините, Остапа несет).
В фильмах этот прием рассказать зрителю о герое и подчеркнуть (при необходимости), что отсюда линия его жизни пойдет по другому руслу, встречается куда чаще и выглядит более убедительным и прозрачным, чем любая исповедь. Оно и понятно: характер без развития нам не интересен, если только он не святой или не законченный негодяй.






Мы слушаем рассказ Тони Болотниковой, еще не зная, что он обращен не к нам, а к невидимому слушателю, которого мы увидим гораздо позже. Печальный, немного усталый голос перечисляет обиды, нанесенные самыми близкими людьми, но Тоня не обвиняет, не негодует, не выпрашивает жалости к себе. Всепрощение имеет то удобное свойство, что, несмотря на то, как его воспринимают окружающие (как слабость они его принимают, разве нет?), самой «жертве» оно приносит несомненное облегчение, освобождение от бремени чужой несправедливости. Согласна, эта точка зрения спорная. Но может быть мы просто не пробовали прощать по-настоящему, полностью?

Еще одна несправедливость по отношению к женщине осталась бы едва заметной черточкой в глыбе традиционных устоев (в которые легко и удобно улеглась и советская модель), если бы это то и дело не прорывалось в советских фильмах, книгах, песнях. То, что мы в этом во всем жили, не означает, что мы оскотинились настолько, чтобы не заметить, что это НЕПРАВИЛЬНО.

Неправильно, когда женщина, отдавшись любви, получает не только одинокие заботы о своем незаконнорожденном ребенке, но и весь ворох людского осуждения и унижения.

Неправильно, что ребенок, любимый и ухоженный, фактически перекрывает женщине все возможности к учебе и трудоустройству (Москва, говорите, не верит слезам? Нуну, кажется, она многое приняла на веру).

Неправильно, что ребенок становится стигмой, не столько указывающим на недостойное поведение матери (один раз в прошлом!), но и воплощает «нагрузку», «прицеп», «выродка» (добавьте свой эпитет, если хватит духу), которого не «примет на баланс» ни один мужчина. А, следовательно, шансы такой женщины на счастье, семейную жизнь, какое-то благополучие обществом заодно «обнулены».

Неправильно, когда женщина остается наедине со своей нуждой и безысходностью. Поддержка государства? Неа, не слышали!

Вот и наша героиня отказывается от себя и теряет всякую надежду получить профессию (не достойную, а вообще какую-либо) и сосредотачивается на… выживании. Благодаря своему жизнерадостному и доброжелательному характеру, она легко ладит с людьми и даже получает в ответ радушие и моральную поддержку. К сожалению, это жалкие крохи. А вот мелкие подколки, попреки, деланное сочувствие и непрошеные советы можно грести лопатой. Той самой, деревянной, для уборки снега.
Каким-то чудом Тоне «оторвалась» отдельная квартира, но это скорее исключение в ее жизни, проведенной под флагом «ну не повезло тебе, детка».

Героиня — не святая женщина, но она где-то очень близко к этому определению. Жертвенность, смирение, исключительная доброта, чуткость — не такие уж и распространенные качества, чтобы ими пренебрегать. Единственная претензия к Тоне (если это слово вообще уместно) — в чрезмерной избалованности ее дочери. Вот где позиции сдавать не стоило. Дочь решает в жизни Тони слишком много, причем с самого нежного возраста. Она откровенно капризна и «сама не знает, чего хочет», но ее мнение, спрошенное по тому или иному поводу, всегда принимается матерью как приказ к исполнению.

С ростом деток, как известно растут приносимые им бедки. С возрастом к Тамаре приходит уверенность в своих силах, которые за неимением лучшего употребления направляются на контроль над матерью в исполнении желаний Тамары. Вот и еще одно доказательство того, что абьюз со всеми его проявлениями может распространятся на все виды отношений. Светлана Смирнова, отточившая амплуа абьюзера в юбке в фильме Чужие письма и здесь справляется на ура.

Возомнив себя более мудрой, чем ее неудачливая, необразованная мать, Тамара учит ту «пониманию жизни». Слово «понимать» используется как бич, которым Тамара без жалости хлещет мать: «если бы ты понимала жизнь», «как же тебе объяснить, чтобы ты поняла?» «боюсь, что ты не поймешь» и т. д. А чаще всего Тамара даже не снисходит до «уроков», а просто ставит Тоню перед фактом собственного непререкаемого решения. Это не просто легкомыслие и эгоизм юности, Тамара пытается получить от матери все и не стесняется своих намерений.

«Прилепившись к мужу» Тамара так и не «отлепилась» от матери и продолжает с удвоенной силой тянуть из той соки на себя и второго паразита. Доченька не гнушается даже устроить бесполезный банкет для профессионального продвижения мужа за средства матери, на котором унижению той не будет конца. А Валерий (муж, объелся груш) великодушно примет деньги от пренебрегаемого им отца для компенсации расходов на банкет. И догадайтесь, много ли из этого перепадет Тоне? И это тоже было бы ничего, но Тоня еще и служит для вымещения на ней комплекса неполноценности обоих «взрослых детей». И только это плюс тот факт, что ее выставили из квартиры, убивают ее последние надежды на крохи дочерней любви.

Логическая развязка такой отчаянной ситуации — самоубийство. Ну что ж, это решит все проблемы. Подружка поахает, выскажет что-то начинающееся со слов «я всегда знала, что...». Дочь погрустит 5 минут и пойдет на работу к матери за пособием на похороны и заодно выяснить, не осталось ли невыплаченной зарплаты. Работодатель пожмет плечами — всего лишь лаборантка, мышь серая. Тонечка, светлая душа, похоронена на кладбище и забыта.

Остался только одна, да и та сомнительная зацепка за жизнь. Тоня едет в деревню встретиться с реставратором икон Ефимом Емельяновичем. Провал попыток познакомиться «для дальнейших встреч» на заскорузлом советском мероприятии «для тех, кому за...» (кажется, безнадега начиналась тогда уже с 30 лет), Тоня не верит в успех своего предприятия. Собственно, она уже осознала тщетность своей попытки, но стихия дает ей спасительную передышку.

Этот фильм нельзя смотреть вечно молодым, не признающим за другими права на любовь. Я и сама в первый раз увидела лишь очередную экранизацию Красавицы и Чудовища (ой, простите, Аленького цветочка!). Потому что Евгения Глушенко красавица, что на нее ни надень и в какой комплекс неполноценности ни загони. Она это прекрасно доказала и через семь лет, в фильме Влюблен по собственному желанию. Ни возраст ее не берет, ни ржа душевная. «А главное — эти глаза». А вот Волков, играющий Ефима Емельяновича, всегда выглядел немного бирюком (они такие, бирюки: на лицо ужасные — добрые внутри), и он же ее настолько старше!

Вот только Тоне не мешает внешняя шелуха. После первого смущения, вызванного собственной смелостью, она и рассказывает ему о себе. В первый раз Тоня встречает неподдельное сочувствие, в первый раз ее выслушивают внимательно, в первый раз о ней заботятся, в первый раз мужчина так боится ее потерять, в первый раз ее зовут замуж.

Тоня обрела-таки свое счастье, заслуженное, выстраданное, долгожданное. Без давления, без встречных условий, со всей возможной мягкостью и деликатностью Ефим Емельянович предлагает ей руку, сердце и убежище.

А дочь, как мне кажется, не совсем потеряна «для общества». Ведь она могла использовать свой последний козырь, и, сославшись на собственную «несчастливость», встать поперек материнскому счастью еще раз. Но нет, отпускает. Фуф, выдыхаем мы и опять останавливаем свой восхищенный взор на молоденькой Тоне Болотниковой, у которой все будет впервые...

Tags: кино, критика, советский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments