inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Порочный круг женской судьбы. "Женщины" (1965)

Молодежь со мной не согласится, но меня мало привлекают российские фильмы 90-х, и уж совсем не вызывают интереса более позднее. За очень редким исключением, риск нарваться на что-то неудобоваримое слишком велик.

Есть ли у меня ограничения с другого конца временной линии? Разумеется, я про советские фильмы. Пожалуй, назову 1950 год. Это не значит, что я наотрез откажусь смотреть фильмы, снятые раньше этого года. Но чаще всего человек делает выбор, исходя из каких-то предварительных предпочтений. Это означает, что у картины ранее 50-х очень мало шансов попасть в поле моего зрения. Да, это ужасно несправедливое ограничение. Но честно говоря, советских фильмов производства 1950-1990 годов предостаточно, чтобы занять зрителя.






Фильм Женщины (1965) не так уж редко появлялся на ТВ в советское время, да и в наше время нет-нет он появляется. Слава интернету (и ютьюбу), ждать его показа на ТВ теперь не надо. Такое ощущение, что фильм оцифровали без улучшения качества (и я не имею в виду раскраску), без удаления шумов и размытости. Качество сохранившейся копии оставляет желать лучшего. Но это моя единственная претензия. Фильм очень хорош. И обязателен к просмотру феминисткам всех сортов. Как учебное пособие и воодушевляющее на борьбу средство. Попытки усмотреть в моих словах иронию будут совершенно бесплодными.

Память у меня уже не та никогда не отличалась ясностью. Видимо, фильм этот я смотрела полностью, хотя воспоминания о нем были отрывочными. Но иначе, как бы я угадала развитие сюжета?
Спишу с Википедии всего одну фразу: фильм снят по рассказу Ирины Велембовской, состоит из трех новелл и по итогам проката занял 6 место.

Новеллы рассказывают о судьбе (или, во всяком случае, о законченных периодах жизни) женщины военного поколения, овдовевшей во время войны (?), и двух других помладше. Сходство между ними заключается в том, что их всех оставили мужчины, пусть даже по разным причинам. И оставлены они были с детьми. Не меняет сути факт, что одна из них сделала аборт.

Старшая из женщин Беднова Екатерина Тимофеевна, несмотря на одиночество (у вдовы послевоенных лет с ребенком выйти замуж не было никаких шансов) ведет жизнь наполненную событиями и добрыми делами. Она приглашает на работу на мебельную фабрику, где она и работница, и профсоюзный деятель и воспитатель, Дусю Кузину, понаехавшую из деревни. Советская эта черта или нет, но щедрость ее не знает границ. Дуся бесплатно живет в ее квартире и пользуется дружбой и доверием Екатерины, причем отвечает ей взаимностью. Дусю находит ее «женское счастье» в виде Юрия, который беспардонно бросает ее после аборта, на котором сам и настоял.

История продолжается, без предупреждения перескочив к следующей новелле. Юная Алевтина, опять же деревенская девушка, собирается замуж за Виктора, человека городского и поэтому преисполненного чувством собственного превосходства. Мать чудом останавливает Алевтину, надумавшую «за любимым в ночь», с парома. И молодой человек, очень занятой, а главное, уже получивший «аванс» от наивной и доверчивой (но совершенно не забитой и не глупой) девушки, сбегает в город накануне организованного матерью Али «росписи» в ЗАГСе и возвращается через два месяца. Он, так уж и быть, готов сделать одолжение, но Аля отказывает ему (и в этом я вижу признак нового, более самостоятельного поколения женщин). Собственно, Виктора мог играть тот же, кто изобразил Юрия, его роль свелась к тому же хамоватому алгоритму «поматросил и бросил». Дуся, приходящаяся Але знакомой, устраивает ту на работу — все ту же мебельную фабрику. И вот обстоятельства сводят всех трех женщин вместе.

Благодаря гайдаевским Джентльменам удачи, мы получили замечательный образец, шаблон, по которой строится жизнь представителей криминального профсоюза: «украл — выпил — в тюрьму». Продолжая эту аналогию, такие «паттерны» можно вывести для многих героев соцреализма. Думаю, они сведутся к достаточно небольшому числу "рельсов", на которые немедленно встает герой/героиня в результате достаточно незначительного (по теперешним меркам) события.

Так вот жизнь советской женщины, вся вина которой заключается в неоправданном доверии к мужчине, испытывающим к ней вроде бы взаимное чувство, можно свести к последовательности: полюбила — залетела — оставлена с ребенком (и без средств к существованию). Таких историй в кажущемся эмансипированным советском обществе и в его же киноискусстве несчетное количество! Да, конечно, бросившего мужчину изображают гадом, но вся вина и ответственность лежит на женщине — и тут нет других толкований, нет и счастливых продолжений таких история, во всяком случае до того, как эта бедолага хлебнет изрядную долю горечи и унижения.

В фильме одна из героинь сетует, что нет хуже врага для женщины, чем другая женщина. Но и на помощь можно расчитывать только от женщины. Нет, в фильмах есть и примеры замечательной мужской поддержки, но обычно в этом есть «любовный интерес», пусть даже самый бескорыстный и робкий. Не считается! И эти три женщины связаны такой вот взаимопомощью, пусть и не совсем равновеликой.
Поистине материнскую заботу проявляет Екатерина сначала к Дусе, а потом к Але. Ей действительно есть дело до этих женщин с изломанной в самом истоке линией жизни. Она их поддержка и... совесть. От ее высоких стандартов обе никогда не отходят далеко, хотя Дуся и напускает на себя вид «разбитной бабенки». Если Дуся опять же по советским стандартам типичная мещанка, подразумевающая под выражением «жизнь налаживается» покупку нового пальто, а под удавшейся жизнью — еще и приобретение меховых ботиков, то Аля куда более одухотворенная личность.

Как я уже замечала — это новое поколение, пусть еще не избалованное достатком, но точно не зависимое от «тряпочной» составляющей удачи. К тому же Аля трезво оценивает себя, не тушуется по пустякам, не робеет, без всякой наглости и завышенных претензий, однако. Так, она добивается квалификации ее по разряду, когда понимает, что она точно для этого готова.

Кроме того, Алевтина не готова забиваться в угол и отшатываться от каждого хорошего человека из-за своей «стигмы» матери-одиночки. Не стыдится она и сына. К отношениям она готова, но мужчина должен принять ее сына как своего, иначе «сделки не будет». Это еще одна положительная тенденция в новом поколении. Я ее горячо приветствую.

Дуся получила выволочку от Екатерины за то, что берет с Алевтины деньги за проживание и держит ту в ученическом разряде аж пять месяцев вместо положенных трех. Упреки скатываются с нее, как с гуся вода. Ее позиция: я пострадала и хочу компенсировать свои «убытки» хотя бы деньгами. Но правдива в отношении ее и другая линия поведения: я — порченный товар, поэтому на хорошего мужчину рассчитывать не могу. Вот и довольствуется Дуся партнерами без претензий на брак, точно так же как Анфиса в Девчатах, и по той же причине: аборт сделал ее бездетной.

Конечно, Дуся ничем не обязана Алевтине, Екатерина может вменить ей в вину только то, что получив от нее поддержку, она не сочла нужным поддержать другую женщину. Таким образов предав принцип взаимопомощи. А вот недостаток сочувствия Алиной мамы (точнее сказать, неумение той выразить сочувствие без толики упрека) гораздо более печальна.

Никаким мужедефицитным военным временем не оправдать двойные стандарты и гендерный подход к оценке поступков, человека, ожиданиям от него, да и к самой справедливости. Почему мать сына всегда считает, что ее мальчик заслуживает только самой лучшей девушки (образованной, умной, хозяйственной и скромной), а мать девушки надеется, что ее «хоть кто-то» возьмет замуж? Мать Алевтины, которая должна быть на ее стороне, так и говорит, а еще добавляет, что хорошо бы у той родился мальчик - он-то точно не преподнесет матери такого сюрприза... Вот это сейчас обидно было, как говорит молодежь.

Если вы будете достаточно внимательными, то найдете отголоски этого устойчивого стереотипа практически в любом советском фильме про кризис отношений мужчина-женщина. Да что там, этими предрассудками там все пропитано! Спасибо Алиной маме, она честно выполняет обязанности бабушки, так что бог с ними, с упреками.

Вот Екатерина другая, ей женская зависть к молодости и красоте, а также к лучшим перспективам Али, глаза не застит. Она радушно приглашает Алю в гости, практически как родную и всячески выказывает ей свое расположение. Однако, ахиллесова пята есть и у Екатерины. В одну минуту Екатерина оборачивается против Алевтины, превращается в ее врага, практически вынуждая ту вернуться в деревню. Причина? Смотрите выше: мой мальчик заслуживает самого лучшего. А мальчику (которого очаровательно исполнил Виталий Соломин, очень задолго до постылого и постыдного зимневишневого образа) взбрело в голову влюбиться в Алю.

Аля далека от образа идеальной спутницы Жени Беднова. Она простая, деревенская (как не стыдно, товарищ Беднова?!), не образованная. И ужас-ужас, у нее внебрачный ребенок, о котором она по естественной причине ничего не сказала Жене. Это мама забежала вперед, о свадьбе еще ни слова не было сказано, поэтому Аля справедливо считает, что нечего и говорить о ребенке, к тому же, смотри выше, постыдным факт существования сына она не считает. Так Екатерина своими опрометчивыми действиями поставила молодых людей перед необходимостью выбирать. Женя отказывается от сомнительного modus operandi Виктора и Юрия и неустрашимо идет навстречу новым обязанностям. Не стандартно (хотя и очень по-советски, как это ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ, а не как, к сожалению было) Женя подходит и к образованию Али. Перед своим отъездом в университет (?) он оставляет ей подробные инструкции, а также наставников из числа своих товарищей для совершенствования математики и прочих дисциплин.

Мама идет ва-банк — мы почти не узнаем ее в этой разъяренной львице-яжематери. НЕ ОТДАМ! — говорит она Алевтине, распространяя на сына абсолютные права собственности. И Аля уезжает в деревню. Кто вернет Екатерину на прежние позиции, которые мы так уважали? Вы же помните, женщин было три. Дуся выдает Екатерине словесную оплеуху и тем самым охлаждает неправедный пыл матери СЫНА (а не какой-нибудь там дочери). Екатерина пускается в догонку за Алей и (мы смеем на это надеятся), сможет ее вернуть.

Общим местом современных комментаторов несовременных фильмов является не только очернение мотивов героев, но также прогнозирование послефильменной судьбы героев. Я так и вижу чье-то ехидное предсказание относительно Али. Как же, как же, сказали бы злопыхатели, подождем-ка немного, пока Славик, сын Али, не подрастет до жениховского возраста. Не увидим ли мы еще более дикой материнской сверхопеки, подогретой большими возможностями для «баловства»? Не стоит ли нам ожидать перебора кандидатур на ответственную должность невесты и еще более жесткого кастинга испытательного периода для присвоение квалификации жены.

Да, такая опасность есть. Но я склонна видеть более благожелательный сценарий. У Али все сложится по-другому. В любящих объятиях и с помощью искренней поддержки мужа у нее есть неплохая возможность получить еще одно преимущество нового поколения и сойти с наезженных рельс дурной судьбы. И вместо излияний кислого скептицизма я предлагаю пожелать Алевтине удачи и порадоваться за нее.
Tags: кино, критика, советский
Subscribe

  • Чтобы детство не кончалось. "Тореадоры из Васюковки"

    Не получается у меня писать сочинения на некоторые темы. Дело в названии. Если «Как ты провел лето» — еще не такое уж плохое название, то все, что…

  • Подруга дней моих суровых

    После затянувшегося периода ничегонеделания в ЖЖ (и не только), пора уже вернуться и начать что-то писать. Не ради восстановления социального…

  • Единство и борьба противоречий

    Чиновники и депутаты сегодняшней России должны гордиться собой: практически любое их высказывание, во-первых, приобретает широкую известность,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments