inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Мгла. Танегришья, Северный Уэльс

Замечено (не только мной и не мной первой), что человеческая фантазия среднестатистического взрослого человека значительно бледнее и слабее фантазии среднестатистического ребенка. Также замечено, что даже воображение взрослого можно подстегнуть, если создать ему специальные условия. Если вы меня заверите, что никогда, ложась в постель, не задавались, хотя бы в шутку, вопросом, живет ли все еще ваш старый плюшевый бука под кроватью, и не схватит ли он вас за голую лодыжку, то я вам поверю. Вы свою фантазию не только изолировали, но приговорили к смерти и казнили. Либо с ней все хорошо, но вы в этом никому не сознаетесь. Имеете право!



В темноте заключаются не измеренные пока еще чудовищные чудодейственные силы. Я так и не прочла те очень умные статьи, которые были приведены в конце очень даже художественной книги Питера Уоттса Ложная слепота, но там должны были содержаться интересные исследования и факты. В частности, как в книге, так и в теориях, стоящих за ней, объясняется, что человеческий мозг, обрабатывающий визуальный образ, достраивает недостающие элементы до полной картины, исходя из собственных стереотипов и... фантазий.


Не только темнота может развить ваше воображение. Есть еще мгла...




Было бы забавно, если бы Стивен Кинг завершил свою книгу с одноименным названием тем, что народ, запертый в супермаркете, неожиданно обнаруживает, что все ужасы им только казались, а насилие они вообразили либо... творили собственными руками. И если достаточно было всего лишь искусственно ограничить видимость стеклами окон, чтобы заставить их органы чувств взбунтоваться против здравого смысла, а законопослушность - утопить в волне беззакония, то с приходом прозрачности воздуха и страхи, и произвол исчезли бы навсегда.



Боюсь прослыть странным человеком, но в день девятнадцатый июня 2018 года мне не хотелось, чтобы туман уходил. Возможно, потому, что я знала: в тумане нас не подстерегают кровожадные твари, а заблудиться в хорошей компании всегда было моей мечтой.




Туман сгустился над долиной Фестиньог не на шутку. Но прогулка уже была спланирована, а гибкостью мои планы никогда не отличались. Так что мы, трое безрассудных, ступили на тропу сразу после завтрака.



Тропа начиналась у подножья каменных ступеней ведущих от деревни Танегришья /Tan y Grisiau/ (которая, как это ни смешно и означает «у ступеней») и поднимающихся к горе Моулвин. Сразу хочу предупредить, что произношение, а тем более транслитерация валлийских названий в русские буквы очень приблизительная. А написание латинскими буквами отпугивает самого смелого лингвиста. Так что если у вас альтернативная версия, я поверю, что вы так это себе представляете. Я ни разу не слышала, как это произносят местные.




Гора Моулвин прикрывает деревни Танегришья от холодного северного ветра, так что она (деревня) буквально как за каменной стеной. Гора плохо спасает от дождей и туманов, но если представить, как дождь и туман дополняются ветром, то проникаешься чувством благодарности к Моулвин. Тем не менее дожди тут привыкли приходить в форме ливня, нанося существенный ущерб скудным огородам.



Деревня Танегришья крохотная — с десяток домов, но здесь есть своя гидроэлектростанция, водохранилище и узкоколейная железная дорога с крохотной же станцией. Так что туристы приходят к переезду поснимать паровозы. Понятное дело, не обошлось там и без моей назойливой камеры. В этот день, правда, поезда я не дождалась, а сфотографировала только вот эту ремонтную бригаду.



Иж ты, дорога у них железная, подумаете вы. Но это сейчас она служит для перевозки пассажиров, причем, в-основном, праздных туристов. А раньше наличие железной дороги было необходимостью для транспортировки сланца. Не верите? Попробуйте украсть пару кусков сланца, валяющихся без присмотра на каменных ступенях. Нет, никто не осудит. Но далеко вы их не унесете. Сланец чертовски тяжелый. Во времена разработки месторождения сланец сначала перевозили лошадки, запряженные в вагонетки, а потом вагонетки спускались своим ходом по рельсам.


В Великобритании самые богатые жилы сланца пронизывают Уэльс и Корнуолл, а также Озерный край. Места эти славятся богатой россыпью сланца (не спрашивайте, есть ли под ним газ, я не знаю даже тот ли это сланец), который используется для строительства каменных оград, домов и вообще любых сооружений.



Чтобы сложить грубую «избушку» из сланца даже не надо тесать «кирпичи» - благодаря своей структуре он «ломается» аккуратными кусками с как минимум двумя ровными поверхностями. Раствор тоже не нужен, просто кладете эти плиты одна на другую и затыкаете дыры мхом. А что еще делать: раз вы здесь живете в 19 столетии, значит дело ваше дрянь, и выбирать стройматериалы не приходится.



Сланец бывает разных цветов. Вдоль тропы можно увидеть зеленовато-серый — это тот, что на выброс. Самый ценный сланец, добывавшийся в этих местах — черный. Но сланец может быть голубым, лиловым, а самый красивый можно найти в Девоне — там он красный! Сланец не токсичен, его можно использовать на кухне в качестве разделочных досок, подставок под чайники и подносов для пирожных. Дети в школах пишут ненавистные арифметические примеры на сланцевой же доске. Из сланца выполняют различные таблички, например номера и названия домов, надписи: «вытирайте ноги», «осторожно, злая собака (не покусает, так изжует)» и «посторонним в.».



Садовники охотно покупают сланец для формирования альпийских горок, бордюров или каких-либо украшений для сада. Но при виде изобилия сланца на заброшенных шахтах Фестиньога нам пришла в голову крамольная мысль: а хватило бы нерва валлийским садовым центрам продавать сланец в этой местности? Что-то подсказывает мне, что бизнес этот был бы обречен на разорение и даже остракизм.




А когда вы умрете, этой же плитой накроют вашу могилку... Да вы не беспокойтесь, будет готичненько красивенько! По желанию заказчика на плите можно вырезать какую хочешь надпись, например: «Я же говорил вам, что болен»...




Эта гора из бросового сланца сложена людьми. Рядом с месторождением сланца люди могут позволить себе быть слегка привередливыми и отбирать только лучшее и на продажу, и для личного пользования. Такие горы можно наблюдать везде, где добывается сланец. Одна такая гора в Уэльсе стала причиной страшной катастрофы, стоившей жизни 109 детям и 5 взрослым в Аберфане 21 октября 1966 года.



Там, после сильных ливней ручей, который протекал под горой сланца, размыл породу, и вся громада сланца сползла прямо на школу, где шли занятия. В одночасье деревня Аберфан, расположенная на юге Уэльса лишилась всех детей. История пострашнее вымышленной, про дудочника, заманившего всех детей Хаммельна под гору... Шахты вообще имеют нехорошую славу, «благодаря» многочисленным историям гибели работающих в них людей. Но в Аберфане жертвами по чьй-то преступной небрежности стали невинные дети и их учителя. Эта трагедия заставила пересмотреть многие правила и инструкции.



Сейчас, когда шахты больше не являются единственным способом заработать на прокорм семьи, сланец все еще используется как для строительства, так и для производства различной утвари. Аспидные доски — еще одно название сланца — отличный материал. Но когда-то только с ними и связывали свою жизнь местные работяги. Жили тут же, благо стройматериал покупать не надо.



Сейчас все эти дома заброшены и добавляют дикого очарования местности. Так же как и шахты. А вот это явно загоны для овец. Так как я забыла заглянуть в свой пастуший календарь, то не могу сказать ничего определенного о традиционных датах стрижки, но благодаря вот этому кадру я точно знаю, что кому-то скоро придет повестка к парикмахеру.



Рядом с Танегришья расположены три шахты Кумортин, Рисган и Конглог. Все они заброшены много лет назад, но склады «готовой продукции» до сих пор обозначают места активной добычи.



Сланцевые месторождения можно разрабатывать двумя способами, как, собственно, и месторождения чего угодно. Это открытый карьерный способ и шахтовый. Там, где камень выходит на поверхность, его можно просто раскалывать и грузить на вагонетки, но жила с первосортным сланцем очень скоро уходит на глубину, и, чтобы избежать переворачивания огромных пластов земли, копают глубокие горизонтальные туннели. Отверстия шахт и сейчас можно видеть там и сям. И даже издалека они отпугивают чернотой и сыростью. Нет, там не живет абсолютное зло, но проверять это лично не тянет.



Жила в горе может идти в любом направлении. Вгрызаясь в нее, шахтеры углубляются в гору или под нее. Но выход может все еще быть достаточно высоко, чтобы требования безопасности требовали остановки поезда, огибающего гору у ее подножия, на время спуска вагонеток с породой. Сейчас ничего поездам не угрожает, разве что скатится неосторожная овца со склона — уверяю вас, с овцами это случается довольно редко. Но если случается, это всегда трагедия — не для поезда, так для овцы.



Как я ни искала в интернете изображения и привязку к карте упомянутых шахт, но нашла с достаточной степенью уверенности только Кумортин (Cwmorthin). Территория шахты вместе с отвалами породы занимает довольно обширное пространство, шахтерская деревня стоит на озере, которое питает речку и, соответственно, и водопад, а те, в свою очередь наполняют водой водохранилище рядом с деревней Танегришья.




Водой пропитан поселок шахтеров — заброшенные, ставшие руинами здания, впрочем, не лишенные некоторой элегантности. Судя по всему были в них настоящие камины, сложенные угадайте из чего.



Итак, шахта Кумортин. Ее я точно нашла, а вот о том, точно ли я определила остальные две на местности, я сомневаюсь. История шахты от открытия в 1810 до полного закрытия в 1997 году насчитывает несколько владельцев, к которым последовательно переходила в собственность шахта. Сначала это были семья Кассон, начавшая открытую добычу сланца в Кумортине (Cwn Orthin) в качестве расширения бизнеса, в 1830 году работы были приостановлены на 10 лет, и в 1840 шахту взял в лизинг некий Джон Эдвардс, в руках которого шахта не задержалась и года.



С 1859 года шахтой завладело товарищество с капиталом в 100 тысяч фунтов, купившее и землю, и часть деревни Танегришья. Добыча ушла под землю в погоне за жилой. Эти же предприимчивые ребята упразднили лошадок и организовали транспортировку сланца вагонетками по рельсам до флестиньогской железной дороги. Они же построили первые машины, работающие от мельничных колес у озера, для обработки сланца.



Из-за большой разницы высот между выходом шахты и железной дорогой, а также отсутствия «ловушек» для вагонеток, в 1864 году инспектор Департамента торговли запретил курсирование поезда в моменты спуска породы, а также санкционировал сигнальную систему для оповещения об опасности.



Товарищество довело добычу с 360 тонн в 1862 году до 12500 тонн в 1876. Для добычи 1 тонны чистого сланца необходимо было «нарыть» 10 тонн породы. Несмотря на очевидную техническую и организационную сноровку владельцев, шахты все же пользовались дурной репутацией у работников, о чем красноречиво говорит название данное им шахте — Бойня.



С 1875 по 1893 год из 550 работников погиб 21 человек. Несмотря на требования предоставлять данные о работающих мужчинах (и мальчиках), а также об операциях производимых с опасностью для персонала, владельцы бессовестно заявляли, что у них открытая разработка (каменоломня), и требования для шахт к ним не применимы. Тем не менее им был предъявлен иск, который создал необходимый прецедент. С 1875 года Кумортин подчинялся Закону о шахтах от 1872 года. Успешную компанию это неожиданно подкосило вплоть до ликвидации.



А далее Новая компания Кумортина, Новая Уэльская сланцевая компания и наконец Товарищество Оукли, каждая компания на свой лад, боролись с ценовой политикой, расходами, профсоюзом, подтоплением, законами о труде - с переменным успехом. Во время второй мировой войны шахта была законсервирована (милое словечко «mothballed» буквально означающее «занафталиненый» - одно из недавних моих приобретений в английском языке), работали только насосы, чтобы откачивать воду из штолен.



С 1970 года и до самого закрытия на шахте работало всего несколько местных жителей, фактически просто разбирая завалы породы из туннелей. Работа была более или менее механизирована, но последняя попытка открыть полноценную добычу, предпринятая в 1995 году, окончилась полным закрытием шахты в 1997.




Заброшенные поселки шахтеров, а также дома и загоны для овец, добавляют местности загадочности. Конечно, в солнечном свете все выглядит мирно и буднично (в этом мы убедились, совершив гораздо более длительную прогулку через пару дней; отчет о ней будет представлен в свое время), а в тумане, скрадывающем не только тропы, но и звуки, видите то, чего и нет на самом деле. В ненаписанной или непрочтенной еще истории может случиться всякое.




Куда приведет эта обнесенная мхом и уходящая во мглу дорога? Не расположен ли там, на ее конце, портал в другое измерение, другую вселенную, где все по-другому. Или, что еще страннее, где все почти такое же, но разницу вы почувствуете. Где-то Генри Каттнер воскликнет «а это идея!» и возьмется за перо/сядет за пишущую машинку (?). И вот вы — на той стороне, и мир ничем не отличается от привычного, только вы — горный гном, подневольно работающий на шахте. Неприятно, но факт.



Масштабы тумана поражают всеохватностью. Кажется, что даже дышать нечем, только промозглая влага заполняет все уголки и закутки (all nooks and crannies). Милосердный туман, скрывающий пустоту, одиночество и отчаяние. В него хочется закутаться, как в мантию. Нет, я не хочу, чтобы он рассеялся.



Вы можете со мной не согласиться, но поторопился Стивен Кинг с кровавой частью трагедии в книге Мгла. Конкретный враг, даже не видимый издалека, даже не существовавший в привычной вселенной обывателя, не сравнится с врагом, который еще не появился. Ужас приближающийся всегда превосходит ужас окруживший человека со всех сторон. Реальность убивает романтику.



По мере нашего спуска с горы Моулвин к деревне Танегришья туман все истончался и улетучивался куда-то вверх. Такая жалость!

И как только туман рассеялся совсем, обнажилась, обнаружилась граница безбрежного доселе пространства. Озеро обрело очертания, деревья и здания - твердую осязаемость, трава - цвет, люди — лица. А страхи отступили. Туман пролился дождем.



Превращение это было почти незаметным. И вот мы, три путешественника во мгле, оказались на дороге, ведущей в Танегришья, с мокрыми головами, вымокшими куртками, усталые и счастливые. А о тумане остались воспоминания и сожаления. Самое захватывающее приключение в жизни странника — заблудиться в компании тех, кого ты любишь. Когда эти люди рядом с тобой, найти дорогу назад — не так уж и важно...



Очень долго писать статью — то же самое, что написать ее впопыхах: результат оставляет желать лучшего. Но некоторые вещи лучше прекращать, раз уж не можешь завершить как следует.
Tags: Великобритания, путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments