inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Типичная Зиночка. "Чужие письма" (1975)



Про этот фильм я хотела написать давно, когда прочла то ли чей-то пост, то ли комментарии к нему, что заставило меня пересмотреть фильм. Я была не согласна с оценкой главной героини (ГГ). Посмотрев фильм еще раз, я обнаружила, что с ГГ дела обстоят даже хуже, чем я думала.

Фильм называется «Чужие письма» (1975) и когда в первый раз он появился то ли в кино, то ли на ТВ, я его пропустила. Но зато получила первые «комментарии» от моей тетки, которой я в то время полностью доверяла в вопросах отношений между людьми (конечно, ей же было АЖ 20 лет!). Тетка моя, по меньшей мере тогда, обладала здоровым (и нездоровым тоже) цинизмом, скептицизмом и бритвенно-острым языком. Одну из фраз я запомнила, и, хотя она не содержит никакой информации, раскрывающей личность ГГ, тем не менее, представляется мне исчерпывающей. Фраза эта: «типичная Зиночка».

Была ли в жизни моей тетки некая «Зиночка» или это был собирательный образ из людей, с которыми ей довелось столкнуться, но когда я представляю себе «типичную Зиночку», мне не надо других характеристик. Зиночка, конечно, подвернулась нечаянно. На ее месте могла быть «типичная Танька» или «типичная Люська». Но теперь уж поздно что-то менять.
Позже я посмотрела только окончание фильма и... ничего не поняла. Чьи там письма, что случилось, кто пострадал? Фильм не хотел подворачиваться целиком, это была всегда какая-то часть его. И вот недавно, наткнувшись на комментарии то ли в Дзене, то ли в Youtube, я решила, что время пришло. Теперь я «в курсе».

Комментарии, с которыми я была несогласна, пытались открыть «встречное движение» и «найти хорошее» в ГГ. Были попытки оправдать ее некрасивое поведение «непростой судьбой» и нехорошими людьми, которые так и норовят «воспользоваться ситуацией». Обвинялись все, кроме разве что учительницы Веры Ивановны в исполнении Ирины Купченко, хотя я, возможно, просто не дочитала... И все это ради того, чтобы «отмыть» Зиночку добела.
Посмотри я этот фильм в своей юности, определенно бы сочла героиню однозначно отвратительной, но сейчас я все же осторожно попыталась найти свои оправдания для нее или хотя бы проверить те, которые были в комментариях. И вот что из этого вышло.
Непростая судьба Зины выражается в том, что она росла без отца, да и без матери, которую за растрату посадили в тюрьму. Мать вернулась и пытается робко проявлять любовь и заботу, но дочь ее так ненавидит, что «кушать не может». На этом «непростая судьба» и исчерпывается.

У ГГ есть старший брат, который заменил, и успешно, и мать, и отца. Он строг (пытается быть), но не жесток, даже иногда корит себя за излишнюю твердость по отношению к Зине.
Зина хорошо учится в школе, так что может с лету ответить на вопрос учителя, даже если она явно не слушала, о чем та говорила. Характер у нее... сложный, но ее не только не «буллят» одноклассники, но даже не слишком и критикуют. Так, посмеиваются. Есть над чем: Зиночка — это канцелярская кнопка на вашем стуле. Видимо, проблемы были (кажется, вплоть до перевода в другую школу — ох этот волшебный перевод в другую школу, который избавляет от всех бед!), но за нее вступилась та самая Вера Ивановна.

Кроме того, у Зиночки восхитительная способность игнорировать смешки, критицизм и сомнения в ее талантах. Свято веруя в свою исключительность, она просто не услышит, если кто-то напрямую заявит о ее бездарности. С таким-то счастьем разве девочку может что-то огорчить? Есть у нее и чувствительные места, но об этом позже.

В фильме показаны отношения учительницы Веры Ивановны и Зиночки, и, хотя назвать это противостоянием очень сложно, конфликт тут есть. Это удивительно, потому что для конфликта нужны двое, а Вера Ивановна совершенно никак не противостоит Зине.

Про Веру Ивановну надо бы сказать особо. Это типаж идеальной учительницы, абсолютно безупречной во всем. Бывают учителя, совершенные в чем-то одном, но чтобы все достоинства сразу... Она не только не постит в Инстаграмме свои фотографии в спортивном купальнике, но даже и не ходит в магазин за нижним бельем, не смотрит телевизор и почти не имеет никакой личной жизни. Она одета в практически невозможные в те годы идеально пригнанные, идеально сочетающиеся, к тому же идеального цвета костюмы и платья. Носит прическу а-ля «училка на посту», но ей даже идет эта строгость. Она воспитана, сдержана, скромна и доброжелательна. Неееет, таких не бывает! Но если бы была, учебный процесс был бы сильно нарушен, потому что ученики бы просто молились на нее, не в состоянии усвоить «материал». Есть в фильме моменты, когда мы думаем, что она проявляет слабость, но это правда только отчасти.

Кто же у нас «на другой чаше весов»? Девочка предвыпускного класса, очаровательно взбалмошная, да и просто очаровательная: крыжовенные глаза, наивный, но дерзкий взгляд, бойкая речь и претензии на «опыт в жизни». Если вам она не понравилась, то вы просто завидуете!

И все же, каждая сцена фильма раскрывает ее сущность, шаг за шагом. И все меньше у нас остается причин, объясняющих Зиночкино поведение и «принципы». Начну, пожалуй, с того, что Зиночка всячески помыкает своей подружкой Светой. К неудовольствию подружкиной мамы (завуча той же самой школы), та просто смотрит Зиночке в рот и верит всему, что Зиночка готова ей сообщить. А Зиночка говорит много, она вкладывает в подружку свои слова и мысли и пробует на ней свое умение «внушать». Но подружка — это легкая жертва.

Зину интересуют взрослые: у них самостоятельная жизнь, они могут есть халву и пряники, когда захотят, а если оставить шутки, — у взрослых есть заманчивые «отношения», в которые можно сунуть нос. Это же чисто научный интерес, девушке полезно учиться жизни, не так ли?

Вот несколько сцен (не все), которые я бы хотела здесь проанализировать.

Сцена первая, демонстративная: Зиночка выбрала жертву - это учительница Вера Ивановна, слишком деликатная, чтобы «отшить», «сказать «бу» гусю», «стряхнуть банный лист». Зина нарочито привлекает к себе внимание. Для начала в ход идут орудия дистанционного боя: лесть, преувеличенное уважение, восторги и утверждения, что только она и понимает учительницу, не то что остальные.

Попытки эти очень детские и неумелые, Зиночка пробует почву. А Вера Ивановна не защищается, опять же не потому, что пасует, а потому что она выше этого, потому что взрослый человек не борется с ребенком, а направляет на хорошее и игнорирует плохое.

Сцена вторая, дочерняя — встреча с матерью. И опять ощущение, что Зина играет. Нет, она не любит мать по-настоящему, не притворяется. Но играет жертву материнского небрежения. Ей не важно, что там будет с матерью, главная цель — она сама. Заодно достается и невесте брата. Исключительно все виноваты в том, что в день свадьбы брата она чувствует себя заброшенной. Чтобы довершить «работу над образом» она картинно убегает из дому.

Сцена номер три, театральная: имитация встречи Онегина и Татьяны после получения им письма. На это намекает и самое начало фильма. Но сначала мы должны упомянуть довольно проходную встречу Евгения (друга брата ГГ) с подружками Зиной и Светой на танцах. Евгений развязен на правах приятеля и друга семьи, что многие комментаторы интерпретировали как волокитство. Но шутка типа «подрастешь — женюсь на тебе» именно потому и вырывается у Евгения, что он никогда бы всерьез этого не сказал. Да и поговорить с Зиной ему надо на совершенно конкретную тему. Брат попросил подготовить Зиночку к приезду матери.

В день свадьбы Зиночка бежит к пруду навещает Евгения, и... они едут кататься. В наше время молодой человек восемь раз подумает, стоит ли даже приближаться к девушке на танцах: либо он совершенно прожженый тип, задумавший недоброе, либо дурак. А тут при свидетелях приглашает несовершеннолетнюю девчонку КАТАТЬСЯ. И вдобавок привозит ее в уединенное место! Нет, даже в советское время это было бы рискованно.

Несмотря на все, что написали бдительные комментаторы Youtube, я все же ни на секунду не усомнилась в Евгении. Да, он выглядит повесой. Но вспомните: он друг ее брата, к тому же обязан ему чем-то. Шура уберег его то ли от алкоголизма, то ли от какой-то ошибки, или просто сдерживал его характер, чтобы Евгений чего-нибудь не натворил. Зина для него ТАБУ. Потанцевать и почесать языками, забавляясь ее наивной наглостью — это пожалуйста. Но трогать руками — боже упаси! Тут комментаторы убедили меня: Зина призналась в любви понарошку, она испытывала его, пыталась смутить или подловить на чем-то и получить на этом моральное превосходство. А еще — и это моя мысль — это была месть Зиночки за то, что он обрисовал ее перспективы. Не нулевые, а даже с отрицательным знаком. Потому что он видит пустоту за ее претензиями, беспринципность и... манипуляции (долго берегла это слово, ну уж ладно, пора). Слишком уж быстро перешла Зина от легкого разговора о себе (у нее обычно все разговоры о себе) на это признание. Подыгрыш Евгения в виде «попытки изнасилования» (ну это чистое преувеличение, друзья) и последующую грубость я могу объяснить необходимостью. Зная Зиночке цену, он понимает, что простые увещевания только подогреют ее азарт к игре в соблазнительницу. И если он сможет легко устоять, то что случится, если она попробует свое «искусство» на ком-то другом? Действовать надо было быстро и именно грубо. Да и не забывайте, он тоже возмущен и испытывает отвращение к тому, что произошло.

Сцена четвертая, драматическая: Зиночка же разыгрывает карту «попытки изнасилования», слава богу не до конца. Скорее всего, она отвлеклась на то, что достигла другой цели — поймать в свои сети Верванну. Так что Евгений благополучно уезжает и в фильме остается только виртуально.

А Зиночка направляет всю силу своего «обаяния» на учительницу. Та попадает в сети доброты и ответственности и позволяет вить из себя веревки юной манипуляторше. Это все еще проба сил, но уже и разведка боем. Постепенно и очень нежно она добивается мелких бытовых радостей: учительнице даром не нужен был телевизор, например, а Зиночка «уговорила». Вера Ивановна все еще чувствует силу своего интеллекта и характера, поэтому она и дает себя заманить. Постоянно продавливается сравнение их двоих с настоящей «семьей».

Сцена пятая — собственно, «чужие письма». Перелицованные послания отвергнутого жениха учительницы становятся покаянными и страстными письмами Евгения. Переписывая, Зиночка, скорее всего, добавила отсебятины, что сразу же вызывает подозрения одноклассников. Слив письма всему классу не намеренный, но Зиночка понимает, что так даже больше «хайпа». К тому же она разбивает вдребезги попытку Веры Ивановны сохранить лицо, и прежде всего Зиночкино. Зине подачек не надо, ей обязательно нужно, чтобы ПРАВДА выплывала наружу. А понятия правды у нее совершенно аморальное, к сожалению.

Тем не менее, Верванна ее прощает. Вот дура! — скажете вы, и я даже спорить не стану.

Сцена шестая: голос повелительницы. Зиночка, преждевременно уверенная в победе, переходит к стадии морального подавления, но только спугивает жертву. Закрыв дверь на ключ, чтобы воспрепятствовать свиданию Веры Ивановны с пока что бывшим женихом, Зина переходит границы от простого манипулирования к диктату своей воли. В Вере Ивановне просыпается строгий учитель и просто человек. Строгий учитель увещевает, просто человек дает пощечину. И мы аплодируем. Особенно человеку. Единственный шаг Веры Ивановны против своих же принципов — это поступок живой женщины. И мы его приветствуем не потому, что так уж хотели, чтобы Зиночке влетело (ой, как хотели!), а для пользы самой же Верванны. Доколе таки случилось! Ура!

Сцена седьмая, голливудская (потому что дождь): так заведено, что, взрослые, ответственные, самодостаточные люди не дуются на детей, не затаивают злобы, не мстят. Они прощают и тем самым дают старт обновленным отношениям. Это предполагает, в кино, например, что как минимум один из героев претерпел изменения, стал лучше, а хороший герой, незаслуженно обиженный или недооцененный, сохранил себя на прежней высоте. Этот сценарий работает почти со всеми. Но не с типичными Зиночками. Великодушие она всегда будет интерпретировать как слабость, а забвение ее «выходок» как свою победу и поощрение «жертвой» к дальнейшим манипуляциям. И сыграна эта сцена прекрасно, и актрисой и героиней. Это мгновенное «переобувание» из подавленной раскаянием или, лучше сказать, несправедливым обвинением, девочки в маленькую стерву с удовлетворенной улыбкой победительницы, изменение тона голоса с «убитого» на командный, походки с неуверенной на деловитую. Мастерски сыграно обеими! И Зиночкой, и Светланой Смирновой — актрисой, через четыре года снова порадовавшей нас совершенным исполнением роли законченной, цельной эгоистической натуры (В первый раз замужем, 1979).

Если у вас все еще есть оправдания для Зиночки, так тому и быть. Значит, я не убедила. Разве что, вот еще аргумент... Потакая типичным Зиночкам по причине их молодости и вашего мягкого сердца, вы вредите не только себе, но и Зиночке. Очень опасно для молодого существа, без всяких на то оснований, увериться в том, что оно может получить ВСЕ, что захочет. Ведь когда-нибудь Зиночке может попасться преграда в виде человека с сердцем потверже или намерениями похуже, и она пострадает по-настоящему, без наигранного надрыва. И тогда все ваши благие намерения холить и лелеять обернутся адом как минимум разочарования, а как максимум — сломанной судьбой. Потакая чужим слабостям и порочным наклонностям, мы даем им дорогу в души людей, которые нам симпатичны. Желаю вам твердости, мудрости.  И не бойтесь говорить «нет».

Tags: кино, критика, мораль, советский, хмм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments