inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Лучше не возвращаться. Ташкент 2016, часть III



ЧАСТЬ III



Место, где я бывала очень часто в детстве — Кукча. Здесь находилась конечная станция трамвая, который до нашего дома не доходил примерно 3-4 автобусных остановки. Еще здесь был кинотеатр, в который мы довольно часто ходили всей семьей. В 80-х там крутили уже преимущественно индийское кино, но нам удавалось попасть на те фильмы, что нам нравились больше. Еще на Кукче была замечательная, очень старая мечеть, которую я опять же знаю только снаружи. Говорят, что она была перестроена многократно, так что вряд ли могла похвастаться «античностью», но вот ворота были довольно старыми. Когда я увидела эту мечеть в 2016, я была потрясена.



Если вам нужен яркий пример, как сделать что-то несравненно хуже с намерениями улучшить — вот он! Минарет теперь раза в три выше, простой кирпич скрылся за белой штукатуркой, добавилась автостоянка «на пять тысяч голов» и ВООБЩЕ ничего не осталось от еще одного памятного уголка моего детства.




Следующая остановка - в бывшем Комсомольском парке (потому что он был построен комсомольцами и... заключенными, но, исключительно для краткости, в названии только первые), где было проведено столько счастливых часов и съедены килограммы ванильного мороженого в металлических креманках.



Водохранилище так же изгибается двумя «коленцами». Этот кораблик непонятной классификации задумывался как кафе. Проверять не стала.



Парк как обычно осенью полон пыли и желтеющей листвы тех же кленов, мосты на островки посередине озера просто закрыты на замок. Помню, как на этом островке кипела жизнь. Кажется, там были и рестораны и много чего, но сейчас — тишина и запустение.




Немногочисленные аттракционы по большей части тоже заглушены и заперты. А ведь еще только сентябрь!



Исключение — вот это «чертово колесо», на котором мы с папой решили прокатиться в память о старине. И тут меня постигло разочарование того сорта, когда выросший человек возвращается домой и обнаруживает, что дома, улицы и все вокруг как-будто съежилось, расстояния сократились и все как-то поблекло и увяло.



И не только потому, что я сейчас объективно выше ростом. Чертово колесо теперь едва поднимается над деревьями, да оно собственно и не такое высокое, как я его запомнила.



То, что удалось увидеть сверху, тоже скорее расстроило. Не так уж и интересен Ташкент в этой части города, хотя в архитектуре его были добавления и... улучшения. Или я такая зануда, что меня это больше не трогает? Как же грустно.





И снова та же картина, что и везде: парк, предназначенный для толп ребятишек, визжащих от восторга, пуст. Конечно, что-то можно объяснить школьными занятиями, но чтобы совсем НИКОГО не было в этом прежде оживленном месте — это трудно себе представить.




Сейчас я взглянула на спутниковые картинки и ужаснулась. Парк, называемый теперь именем Алишера Навои, вообще нельзя узнать, кроме того, на нем всплывает сообщение «закрыт». Водохранилище исчезло! Только прочтя о том, что воду из водохранилища обычно на зиму спускают, а парк сейчас на реконструкции, и найдя, наконец, площадь Бешагач (Беш Ёгоч) с довольно характерными «сталинками», я успокоилась. Будь что будет.



Для волнующихся за телебашню, отвечаю — стоит. Вокруг нее как-то все довольно общипано, раньше было какое-то подобие парка, а сейчас выкорчевано все, за чем может спрятаться снайпер. Правда, он и раньше там не прятался, но вдруг... Рядом с телебашней находится уже упоминавшийся Дворец плова.



Предвижу упреки в неблагодарности и капризности. Ведь это же твоя Родина, могут сказать критики, там должно найтись хоть что-то хорошее.


Улицу Есенина узнать трудно, она больше не упирается в парк Есенина, а стрелой пробивает себе дорогу к центру города

А как же отвечу я - дороги! Они отличные, ровные, широкие, многополосные, скоростные. С развязками и разделителями, мостами-переходами для пешеходов, с отличной разметкой и тысячами фонарей. /Раскрою вам великую тайну: дороги в советском Узбекистане всегда были хорошими благодаря мудрому руководству республики во все времена сухому климату/.

Конечно, находятся хулители, задающие ехидные вопросы. Например, почему в одном из самых потенциально опасных мест — в туннеле — одна из полос неожиданно заканчивается самым подлым образом, так что непонятно, как кто-то, незнакомый с этой местной изюминкой, умудряется избегать столкновения с автомобилями с другой полосы.



Непонятно этим предвзятым людям, почему пешеходный переход, организованный на оживленном участке автодороги упирается в забор, так что полностью перейти дорогу можно, только перелезши через довольно высокий забор, при этом рискуя свалиться под колеса машин, которые не считают необходимым тормозить при виде пешеходов.

68 DSC_0159.JPG То, что осталось от "Басмачки".

Подобраться к ней теперь невозможно, к тому же она внесена в список охраняемых исторических объектов

Этим сомневающимся странно все: и количество и качество дорожных знаков, и отсутствие парковок и прочих дорожных «удобств». Но мало кто возмущается манерами водителей, которые слишком смелы, чтобы использовать и замечать поворотники, вместо этого они применяют гудок, причем так часто, что по возвращении на меня давила непривычная тишина российских дорог. Подрезание, гонки на дорогах и учительство там совершенно повседневная практика, но, разумеется, национальные обычаи мы осуждать не в праве.

Грузовые пвревозки осуществляются на свой страх и риск



Еще в школе я часто не могла пересечь улицу ни на зеленый, ни на красный сигнал светофора. Но сейчас, с утроением, учетверением количества водителей проблема стала бы непреодолимой, если бы не усилия доблестной дорожной полиции, которая постепенно, методом кнута (для водителя) и пряника (для себя) учит автомобилистов все новым трюкам... правилам дорожного движения. Вот они уже все чаще пропускают пешеходов на зебре...



Строят в Ташкенте много, деньги большие, столичные, куда-то надо их девать, а то карман прожгут. Я все еще скучаю по турецким зеркальным небоскребам, но и новые гигантские архитектурные «произведения» не тушуются на фоне прошлых достижений. На улице Себзар выстроились жилые дома категории «шик, блеск, красота», на которые не пожалели ни гранита, ни мрамора, ни стекла. Фотографии у меня нет, но поверьте мне, снаружи эти здания вызывают совершенный восторг. Если все основания полагать, что и внутри они... внушают уважение. Но так как это шикарное жилье мало кто может себе позволить, а нуворишам из провинции вход в столицу закрыт, дома эти так и стоят незаселенными.


В 90-е годы было очень модно называть учреждания "национальными", иногда не по делу. Но как звучит: Национальный банк Узбекистана!

Старые (теперь уже) многоэтажки вдруг обратили на себя мое внимание своим непрактичным дизайном. Ну зачем, скажите мне, украшать лоджии бетонными кружевами, которые по-прежнему пропускают жару, а к тому же собирают на себя всю пыль и сажу из городской атмосферы?

Пыльные ташкентские закаты. Именно пыль делает их такими красными.



Кроме того, своим неудобством они вдохновляют весьма изобретательных горожан на «поправки к проекту», результаты которых плачевны как для жильцов, так и для тех, кто на это смотрит снаружи. Кто-то эти кружева залепляет цементом, кто-то забивает фанерой, а то и набивает всяким хламом. Вид типовых домов получается довольно пестрым.

89 DSC_0274.JPGЭта картинка иллюстрирует непостижимость народной изобретательности. Связанные для безопасности курица и цыплята, в один момент были унесены беркутом все вместе



В сентябре 2016 я поняла, как плохо я знаю Ташкент, и что с этим придется смириться. Воспоминания это знание не восполняют и точно не заменяют.

94 DSC_0584.JPGТашкентский авиационный техникум



Совершив путешествие, мы оцениваем свои впечатления как в целом, так и в деталях по некой универсальной шкале. Но применимы ли стандартные методы оценки к родным местам? И да, и нет. Вправе ли мы судить Родину и соотечественников так же как любую другую страну и ее граждан? Станет она от этого менее мила? Каждый решает сам. Иногда единственный способ сохранить светлые воспоминания — это научиться вспоминать только то, что не ранит и не огорчает. Или никогда больше не возвращаться.

Tags: Ташкент, ностальгия, путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments