inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

О цирке. Совершенно серьезно... (Никулин Ю.В. "Почти серьезно...")



К этой книге я приступала трижды, и три раза начало, которое автор (и его литературный консультант) счел если не самым эффектным, то самым подходящим для открытия автобиографии, охлаждало мои намерения.

Один мой день — это сообщество, которое я убрала из топа. Они очень милые, но описание того, как проводит день другой человек, почему-то меня не захватывает. Даже если этот другой человек — знаменитый и любимый всеми клоун.

И только продравшись через начало, я смогла прочесть и всю книгу. Вот, что я хотела узнать больше всего. Откуда взялся такой человек, как он прожил жизнь, и тот ли самый это Никулин, которого мы видели на экране и на арене цирка, или другой (не обязательно лучше или хуже)?

Забегу вперед и заверю вас, как я сама сейчас железно уверена, Никулин в жизни (и в своей книге) совершенно тот же человек, которого, как нам кажется, мы знаем. И от этой кристальной искренности всей его жизни, безыскусственности его речей, открытости и честности его слов и поступков, просто захватывает дух. Есть, видимо, такие люди, которым нечего скрывать и незачем полировать факты своей биографии.

Заканчивается книга задолго до этапа руководства цирка и телевидения, хотя тот первый день, который он описал — как раз из этого периода больше административной, нежели артистической деятельности.

Чем хороша книга: там много упоминаний о старых клоунах, Рыжих и Белых, коверных, старой и новой школах клоунады до того, как советская методология сломала, упростила и уложила в прокрустово ложе все, чего могла коснуться. Никулин умудрился рассказать о многих судьбах и невероятном количестве клоунских трюков и целых номерах. Некоторые истории довольно грустные. Вероятно, в любой творческой профессии найдутся представители, которые вели себя не так, как все «нормальные» люди, не экономили «дрова», а сгорали в течение непродолжительной, но яркой сценической судьбы. Они не старались «продвинуться по службе», не слушали добрых советов, шли наперекор всему и... некоторые плохо кончали. Хотя есть примеры и обратные. Долгая и бесцветная карьера, безопасная ниша в ремесле и полная безвестность. Логично.

Не забыл Никулин и о коллегах по цирку, отдав дань уважения всем профессиям цирка. Очень мало упоминаний о клоунах из других стран — это и понятно: хотя Никулину удалось поколесить по свету, вряд ли уважаемое руководство всех и всяческих советских институтов могло одобрить близкие контакты.

И, наконец, часть книги посвящена Никулину — актеру. Эта часть интересовала меня больше всего, хотя там упоминаются лишь некоторые его роли, не все. Такое взаимопроникновение одного вида искусства в другое всегда многообещающе. Если мы говорим только о талантливых людях.

Скажу честно, то, что Юрий Никулин пишет про свое творчество, меня удручало на протяжении почти всей книги. Признаюсь вам, что цирк я любила где-то до 9-летнего возраста, а потом сразу как-то прониклась равнодушием, если не неприязнью. За исключением особенных представлений (цирка на воде, КИО и некоторых других) цирк вызывал скуку, а музыка — головную боль. Я выросла из цирка очень рано, но родители продолжали водить нас с сестрой туда с достойной лучшего применения регулярностью. Почему-то я никогда не догадывалась сказать им, что я цирк больше не люблю. А так как я разлюбила цирк, то и артисты больше не вызывали моего восторга и преклонения. Я, видимо, была тем еще снобом, отнеся весь цирк к низкому искусству. Кстати, я и сейчас так считаю.

На протяжении всей книги меня терзала досада, что все творческие потуги Никулина и Шуйдина — его почти бессменного партнера, сводились к двум-трем (максимум) новым номерам в год, что шутки у них были довольно примитивные (даже тот трюк с бревном у меня теперь вызывает недоумение), никакого блеска и особенного таланта в том, что они делали из года в год. Что мешало? Все и ничего. Но были и другие, кому удавалось вырваться из рутины, вот почему мне обидно, что Никулин и его компаньон не особенно старались. Сам Никулин часто упоминает о некоем застое, о недостатке идей, о неудачах в их воплощении.

Я совершенно не помню, видела ли я Юрия Никулина вживую, в нашем ташкентском цирке-дворце. Вероятно, нет. Ложные воспоминания. Но был телевизор, где эту парочку показывали. Тогда это было уморительно смешно. Но даже тогда выглядело довольно простенько.

С самого детства Никулин актерствовал. Но, боюсь, что сводилось это к «дурачеству», «розыгрышам», а также рассказыванию анекдотов — то, что по мнению Айзека Азимова является самостоятельной ветвью актерства. В них мало кто, как он, смог бы сохранять невозмутимое и даже тупое (если надо для дела) лицо. Но этого мало для театра. Вот почему, здраво рассчитав свои силы, Никулин пошел в цирковое училище.

История его отца, к которому он относился с безмерным уважением, также намекает о близком знакомстве с неудачей. Начитанный и разносторонний человек, Владимир Никулин пытался писать сценарии клоунад и других развлекательных мероприятий. Но мало что из этого «покупалось». Несколько раз Никулин упоминает, как его отец пробовал помочь сыну обрести свой собственный репертуар, но мало что из этого «сработало». И это тоже отозвалось во мне какой-то обидой. На кого?!

Я не вправе судить актера и клоуна Никулина, я просто стараюсь объяснить себе самой, что помешало ему стать по-настоящему великим. Думаю, что я нашла ответ. Несмотря на все старания Никулина играть роли, лучше всего ему удавалась роль самого себя. И когда его характер с ролью совпадал (в мелочах или главном), результат получался удивительный.

Мне очень нравятся его роли у Гайдая, хотя я очень прохладно теперь отношусь к этому режиссеру: ловко и складно, но все же поверхностно, даже для комедии. В серьезном кино Никулин просто бесподобен — именно отсутствием игры, а не талантливым лицедейством. Восхищение вызывает его личность, характер, а не роль.

И все же, несмотря на все мое предубеждение, автобиография Юрия Никулина сильно повлияла на меня. Его преданность своей работе и людям, с которыми он вместе создавал Цирк, заставили и меня проникнуться уважением к этому искусству. Вряд ли я когда-нибудь буду снова любить цирк, как в детстве, но я теперь вижу за этим не балаган, но жизнь. С самоотдачей, талантом и служением людей, которые каждый день возводят этот купол и наполняют его улыбками и восхищенными вздохами.

Tags: книга, критика, спасибо!
Subscribe

  • Правдивая ложь. "The Trap" (1966)

    Любите ли вы фантастику, как люблю ее я? Фантастические книги или фильмы обычно воспринимаются нами с известной степенью допущения. Хотя есть и…

  • Чтобы детство не кончалось. "Тореадоры из Васюковки"

    Не получается у меня писать сочинения на некоторые темы. Дело в названии. Если «Как ты провел лето» — еще не такое уж плохое название, то все, что…

  • Типы машин времени

    Задумала я как-то написать «книжный» пост про Чарлза-нашего-Диккенса, а именно, про Рождественскую песнь (так ее на русский перевели, пафосно). Но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments