inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Мальчик, который мог стать королем

Есть такие города, про которые можно сказать: вот здесь свершилось то, что привело к/перевернуло весь/послужило точкой отсчета и т. п. Но с таким же успехом можно назвать точные координаты городов, в которых что-то трагически не случилось, оборвалось в самом начале.

Так как в крохотной Англии практически про каждый город или деревню можно сказать, что там останавливалась та или иная королевская особа, то шанс найти «точки отсчета» достаточно высок. Ладлоу, графство Шропшир — город в самом сердце Англии — одна из таких исторических точек.

Происхождение названия Ладлоу валлийское, из всех возможных версий (а их несколько) выберем самый благозвучный и подходящий к теме: Принцев холм (невзирая на low! - «какой занятный язык!»). Между тем, другая (из наиболее правдоподобных версий) мне нравится не меньше: курган, окруженный бурной водой. Река там есть, вот она, называется Тим.

Близость Уэльса долгое время влияла на топонимику Ладлоу, который даже «долгое долгое время» звался Динам, что означает крепость или форт.

Первым владельцем «участка под застройку» был Уолтер де Лейси, норманн по происхождению. В самом начале норманнского завоевания, когда земли соратникам Вильгельма отрезались с неслыханной щедростью, нетрудно было получить чуть ли не полграфства в личное пользование.

Уже в 1075 году Роджер де Лейси (сын) начал строить замок. Чтобы все было как у людей. Но вплоть до 1086 года город не упоминался вовсе. Только поместье.

Замок рос: спустя всего сто лет с начала строительства в 1170 вдобавок к внутренним стенам и Великой башне (1130) возведены мощные внешние стены. Вокруг города стену построили только в 13 веке, но я точно не знаю, есть ли она на моих фотографиях и сохранилась ли вообще. Замок Ладлоу занял важное стратегическое положение в в линии укрепленных фортов вокруг Уэльса и был крупнейшим англо-норманнским сооружением в этом кольце замков.

В день моего посещения в замке готовились к спектаклю (точнее к нескольким в промежутке двух недель). Ожидалось много шума из ничего. Надеюсь, пошумели там славно. Декорации, частью которых послужила одна из внутренних стен замка обещали нечто грандиозное. Впрочем, Шекспир и без декораций смотрится замечательно.

Население в 11 тысяч человек в Англии дает городу право называться крупным. Но даже в 12 веке с населением около тысячи человек, город стал центром рыночной торговли. Рынок и сейчас работает каждую неделю (кроме самых жарких дней в году): в понедельник, среду, пятницу и субботу.

Кроме того, каждый второй и четвертый четверг фермеры привозят свои овощи, мясо и молочную продукцию, а в первое и третье воскресенье антикварный и блошиный рынок ждут ценителей. А еще каждую первую субботу месяца здесь можно купить товары, изготовленные мастерами Шропшира. Мне одной кажется, что рынок практически не закрывается?

Что еще нужно для города, кроме рынка и замка? Конечно же, церковь. Местная, помимо официального имени (Св. Лоуренса) носит титул Cathedral of the Marches — Пограничный собор (местность вокруг Ладлоу примыкает к границам Уэльса, Шропшира и Херефордшира).

Почти кафедральный собор, но все-таки не совсем. А то бы был Сити Ладлоу. Церковь стоит на холме и с ее башни видно все: и город, и замок, и реку.

Построили ее еще в 11 веке, но пришлось перестраивать и добавлять, так что это, можно сказать, новодел 12 века. В связи с окончанием строительства в 1200 году церковь отделили от прихода Стантон Лейси и сделали центром самостоятельного прихода.

Церковь Св. Лоуренса имеет свою достопримечательность: резные деревянные скамьи с аллегорическими рисунками. К каким аллегориям прибежали резчики, я в точности не знаю, но выглядит жутковато. И рассесться на такой скамье, привалившись на спинку сидений точно не получится. Видимо, в этом и смысл.











В церкви я и нашла табличку, которая подсказала мне идею поста.

Именно здесь, в Ладлоу умер старший брат Генриха VIII, Артур, про которого в большинстве энциклопедий можно прочесть только жалкую пару строчек. Потому что тень величия Генриха VIII затмевает все. В безопасном отдалении веков забавно представить себе, как этот британский монарх относился к крамольной мысли, что царство могло ему и не достаться вовсе, но мне совершенно наплевать на его чувства. Кроме того, что я не особенный почитатель Генриха VIII, у меня будет еще возможность о нем рассказать. Благо, Генрих, по счету восьмой, торчит в Англии из каждой картинки, ТВ-передачи и исторической книги, впрочем как и Шекспир. Оба с полным на то правом.

А в этой статье из чувства исторической справедливости я бы хотела отдать время и место Артуру, принцу Уэльскому, который так и не стал королем. Хотя лично с ним была не знакома и сомневаюсь, предпочла бы я его в качестве монарха его брату (или сестре).

Начну с начала, предупредив (еще раз), что я не историк. Я просто пересказываю то, что другие сказали. И так, как я это поняла.

Родился принц Артур 20 сентября 1486 года в добропорядочной королевской семье, только что основавшей славную, но недолговечную династию Тюдоров: Генриха VII и Екатерины Йоркской. Брак, кроме всего прочего, означал примирение между Йорками и Ланкастерами после гражданской войны Белой и Алой розы.

Злые языки утверждали (да и родня проговаривалсь, не подумав хорошенько), что розы сплелись Генрих и Екатерина стали жить одной семьей, не дожидаясь брачной церемонии, но вежливые люди объясняют роды королевы на месяц раньше срока волнениями и стрессом, связанным с переездом в Винчестер, куда королева заблаговременно удалилась. Место было выбрано исключительно из символических соображений. Говорят, что Камелот был именно там. Символизмом объясняется и решение назвать первого сына и наследника престола Артуром.

На мальчика пролился дождь титулов и имен. Принцу были созданы все условия для образования, физического и эстетического развития. Оно и понятно: первый отпрыск новой династии должен быть идеальным, раз он стоит у истоков Золотой эры. Учителя напичкали его древними греками и римлянами, натаскали в иностранных языках, обучили стрелять из лука и танцевать.

Результат, по их утверждениям, превзошел ожидания. У историков есть свидетельства успехов молодого принца, хотя в отношении королевских особ обычно говорят только в положительном наклонении. Тем не менее, познаниями принца Уэльского восхищались люди совершенно не заинтересованные, так что можно и поверить.

Внешние данные тоже не подвели (высок, худощав, изящен), как и манеры держаться и говорить. Кроме того, мне кажется здравой теория, что никакой болезненностью Артур не отличался. Как-то раз объелся незрелых слив, например, а записку о временном нездоровье историки на безрыбье раздули до постоянного недомогания.

Фотографий не сохранилось (реактивы тогда были неважные), но портреты показывают отнюдь не урода.

У Генриха VII был, на мой взгляд, интересный и продуктивный подход к воспитанию наследника. Сразу после рождения Артура с мамками и няньками услали в Фарнем, потом в Кент, пока, наконец в 1492 году, не было решено, что мальчику будет лучше всего поближе к титульному Уэльсу. Семилетний принц Уэльский (титул получен в 3-летнем возрасте) в 1493 году переехал в Ладлоу, где обосновался в замке.

В полном соответствии с президентской программой королевской подготовки, Артур участвовал в управлении Уэльсом. С Генрихом VII я также знакома не была, но пока не вижу никаких изъянов в родительской политике. Папочка не избавился от наследника, чтобы тот не путался под ногами, а именно продуманно готовил его к самостоятельной жизни. Чтобы он потом «вернулся во дворец, как царь» (извините, не могла не процитировать).

Помолвка с испанской инфантой Каталиной (Катериной она стала уже в Англии, но в английском источнике, ее девичьим именем и вовсе не вспоминают) была слажена сразу после достижения принцем 3-летнего возраста (когда стало понятно, что во младенчестве, он, во всяком случае, не умрет). А вот потом начались странности. Их очень подробно описывает русская сторона Википедии.

Два английских источника более кратки, но также не обошли вниманием тот факт, что даже после достижения договоренности между двумя королевскими семействами имели место проволочки. Фердинанд и Изабелла до 1497 года колебались и придерживали коней дочку, потому что видите ли им казалось, что трон под Генрихом шатается. А как только испанцам опять срочно понадобился союз с Тюдорами для военной кампании против Франции, то с договора стряхнули пыль и решили рискнуть.

Товарищи рыцари, собираясь в бой, не забудьте приобрести подходящий шлем. Требования Health&Safety

Генрих тоже не торопился со свадьбой. Во всяком случае до 14-летия сына. Он был против того, чтобы молодежь начинала интимные отношения до наступления относительной зрелости, несмотря на государственные интересы. В 1497 году парочку обвенчали заочно. Но вплоть до 1501 года инфанту, которая была старше Артура на год, в Англию не отпускали.

Вместо этого «супруги» обменивались письмами на латыни. Весьма учтивыми и напыщенными по стилю, но, и тут я опять согласна с источниками, с большой вероятностью, продиктованными учителями. Только в ноябре молодожены были обвенчаны «взаправду» в Вестминстере.

Интересная деталь, якобы подтверждающая странную «неготовность» невесты с браку с иностранным гражданином: никто даже не попытался научить ее английскому языку. «Влюбленные» обходились смесью испанского и латынью. Я не знаю, какие у них были порядки на тот момент, но думаю, что латынь была вполне удобным и приличным языком для изъявления чувств, и на слух приятна, и знали ее оба прилично.

Относительно первой брачной ночи развернулась настоящая детективная история, хотя в первое время участники событий не делали из нее никакой тайны. Джентльмен из «группы поддержки» Артура, сопровождавший его к брачному ложу (церемонию провели предельно публично) и встретивший его «поутру», засвидетельствовал, что Артур «вышел к людям» в приподнятом настроении, потребовал вина и еды и похвастал, что у него «все получилось».

Подозреваю, что этой вести официально приделали длинные ноги. В самом деле, есть чем гордиться: наследник женился и даже «довершил» брак. Чем черт не шутит, могут и дети появиться.

Уже через месяц молодожены уехали в Ладлоу, где у принца была работа — управлять Уэльсом и решать государственные вопросы местного значения. Русский источник опять многословно повествует о том, что Генрих VII якобы препятствовал отношениям Артура с женой, задерживал Катерину в Лондоне, выслав Артура вперед. Что Катерина не очень-то и хотела ехать в Ладлоу, где даже не было приличного маникюрного салона. Что испанская сторона начала с тревогой настаивать на том, чтобы начинали работать над следующей линией наследования.

Но факты говорят, что на эти интриги, и даже на переписку королевских семейств времени просто не было. С интернетом тогда были перебои, и родители не могли даже ссориться в прямом эфире. Артуру и Катерине оставалось жить вместе только 3 месяца. А то и меньше (в интимном плане): принцу нездоровилось с начала февраля. 24 марта, несмотря на болезнь, принц вместе с супругой принял участие в массовом мероприятии «омовения ног» беднякам. После чего оба слегли, пораженные скоротечным и тяжелым недугом. Катерина выздоровела, а Артур 2 апреля 1502 года умер.

Это не принц Артур, а совсем другой, не похожий на него человек. Просто очень уместно лежит.


Список болезней Артура, от которых предположительно он мог скончаться, пополнялся с мнением очередного эксперта, в которых не было недостатка. Некоторые из них льют воду на мельницу «перманентного нездоровья», что делает версию туберкулеза, осложненного пневмонией наиболее правдоподобной.

Даже здорового человека, впрочем, могла прикончить «популярная» тогда потница. Болезнь начиналась внезапно, протекала остро, если человек переживал первые сутки - получал неплохой шанс выздороветь. Правда, иммунитета не вырабатывалось. В следующий раз приходилось опять молиться. Лечения не существовало, но достаточно было не давать больному замерзнуть или перегреться, давать теплое питье и поддерживать сердце, - и пациент мог выжить.

Самая экзотическая и шовинистически-тупая версия выдвигалась неким Морисом Сент-Джоном (кто такой?): во всем надо винить Катерину. Извела проклятая с помощью интенсивного занятия любовью. Более поздние сторонники теории подвели под нее подпорки в виде туберкулеза и/или рака яичек. Но мы не будем заниматься инсинуациями. Любая болезнь из списка могла свести принца в могилу. Ну не повезло.

«Золотой век по Вергилию» зашатался, и обе стороны, испанская и английская, судорожно искали способы «все исправить». «А вот у нас еще один сынишка», - вдруг вспомнил Генрих VII. И началась череда писем и переговоров, в основном с... Римом.

Но были и другие обстоятельства. Согласно брачному договору, Катерине как вдове отходила треть доходов от Уэльса, Честера и Корнуола, если... брак был консумирован. А в качестве невесты следующего принца лучше бы она формально оставалась девственницей. Тут вдруг стали неудобными свидетельства некоторых приближенных лиц, как со стороны невесты, так и со стороны жениха, причем сама Катерина настаивала, что «не было ж ничего». Это опять же делает «политически удобными» версии с особенными хворями Артура.

Рим в лице Юлия II тоже внес смуту и беспорядок, сначала объявив брак Артура и Катерины формально консумированным, потом признал Катерину девицей, выдав разрешение с Генрихом, чей номер мог стать восьмым (пока не коронован, номера не присваивают). Не согласных с версией событий, выгодных в новом политическом раскладе, уговорили, купили или отправили подальше. А Катерина стала готовиться к новой свадьбе.

Позже историю с первой брачной ночью вытащат на свет еще раз, уже в целях расторжения брака Генриха с Катериной, как недействительного. К тому же Генрих (на тот момент уже определенно восьмой) особенно прицепился к тому месту в библии, где не рекомендовалось желать жены брата своего. Но это уже за пределами нашей истории, произошедшей в злосчастном (для Артура) Ладлоу. Катерину тоже как-то жалко.

Так и стоят в истории рядом эти два принца. Несмотря на родственное сходство черт, разные во всем. Высокий и изящный Артур против крепко сбитого Генриха (может, и он был высок, но на портретах это как-то не бросается в глаза). Образованный и утонченный знаток античности Артур и сугубо практический любитель простых удовольствий, спортсмен и выпивоха охотник, Генрих. Благородный олень и разъяренный вепрь. Скажу в пользу Генриха только одно. Видимо, с харизмой у него все было в порядке. Как иначе такому ужасному человеку (только мое мнение) столько удалось сделать? И королевские права его никто не подвергал сослагательным сомнениям. Власть он забрал в свои руки очень прочно и на долгие годы.

В Ладлоу осталось сердце Артура, принца Уэльского, похороненного в Вустере. Где именно в церкви Св. Лоуренса оно спрятано, я не знаю, но его невинная короткая жизнь наполняет смыслом руины замка и улицы города, где когда-то жил принц, так и не ставший королем.

Tags: Великобритания, история, путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments