inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Category:

АНТИ5БУКФЛЕШМОБ

Сопротивление всяческим флешмобам у меня выражается, кажется, в том, что я непременно поучаствую хотя бы в противоположно направленной кампании. Как же я презираю себя за эту слабость! Хехе

Мне непонятно, как можно выделить из всей массы прочитанных книг пять (!), которые к тому же серьезно на меня повлияли. Либо этих книг больше, и тогда нечего и списки составлять. Либо влияние какой-то одной книги (или пяти) было бы сильно преувеличено.

А не составить ли мне список книг, которые повлияли на меня и даже заставили принять решение или выработать принципы не потому, что они были такие уж хорошие, а именно потому, что написаны из рук вон плохо. Да и не про книги этот пост, а, скорее про писателей, потому что, за малым исключением, автор либо хорош - и ему ничего не сделается, либо плох - и с этим ничего не поделаешь.


Как-то на второй по счету работе (я ее не всегда и в резюме упоминаю, ибо нечего там вспоминать) начальник решил посеять доброе и подарил нам на 8 марта по книге. К выбору книг он подошел серьезно, купил то, что сам любит. Все без исключения девочки получили по (разной) книге Екатерины Вильмонт. Позже я обнаружила, что «писательница» эта очень, как бы сказать помягче, продуктивная. И «романы» мечет как икру. А вылупится ли головастик из икры, ее, как и минтая (хотела сказать «селедка», но язык не повернулся оскорбить любимую рыбу), не тревожит.

Так как на работе этой делать было почти нечего, а платили еще меньше, то мы все взялись за чтение. Я не дочитала свою (не помню ни названия, ни сюжета), бросила через час. И этот потерянный час до сих пор жжет мою душу больше, чем часы и дни, убитые на раскладывание солитера. Да что там, если бы я сидела у стены и глазела на пятно от убитой на ней в прошлом году мухи, я бы получила куда больше пользы (и меньше вреда).

Сейчас только прошлась по списку ее «произведений» и ужаснулась. Даже рыба обходится с икрой более осмотрительно... Большинство произведений — попытка скворечника детектива. Из них 70 процентов «книжек» называются Секрет/вставить первое, что придет в голову/.

А еще она пишет про «ОтнОшЕЕЕния». Именно одна из таких «книжек» попалась и мне. С ужасом я обнаружила, что по ней даже «фильмы» снимают. Вот например «Все мужики...» ну вы знаете как дальше.

А еще знаменитая «писательница» /хочется добавить «на заборе»/ очень современная «девушка»: она любит «эпатировать» и вставлять там и сям (включая названия) «крутые» «слова». Больше не могу про нее «рассказывать», у меня кончились кавычки, придется в бежать в магазин канцтоваров.

Кстати, начальник сильно упал в моем мнении. Если это было возможно после трех нет неплатежей зарплаты (до сих пор должен мне тысяч 100, не считая морального ущерба от книги) и прочих эксцессов, связанных с работой. Как можно всерьез воспринимать человека, который читает Вильмонтиху (ой, простите, вырвалось!) всей семьей?

Итог: читать подобные книги (не вздыхай с облегчением, Донцова, я просто никогда тебя не читала, а то бы ты была где-то на первом месте) следует не дальше названия, и даже это время можно считать безнадежно потраченным на чепуху.

Фуф, была в магазине, сделала кавычек запас. Боюсь, что и дальше без них никак.

                                                                                                      ***
Как-то в эпоху аськи (был такой мессенджер ICQ, а то молодежь меня уже не поймет), был у меня знакомый хвранцуз из Лиона по переписке. Думаю, что из него вышел бы прекрасный абьюзер, но в тот момент он был занят, потому что его вдруг продинамила и бросила украинская красавица (нет, правда, красавица, я не вру). А дело, как он думал, уже шло к свадьбе. Я неожиданно оказалась в роли жилетки, но меня это ни забавляло, ни раздражало. Аська все стерпит. Мы же еще и о другом разговаривали, когда он брал перерыв в стенаниях. Например, о книгах. И он пламенно посоветовал, настоятельно рекомендовал книги Марка Леви (все!). Утверждал, что их должен прочесть каждый. Я осторожно спросила, а про что они (все!). Он сказал: нееее, надо читать. Они (все!) разные (!), но (все!) про любовь. И еще там много, как сказала бы Волочкова, «духОООвности» (вот еще пара кавычек ушла, а я ведь крепилась до последнего!). Я насторожилась, но раз мой лучший друг (это он так думал, не кидайтесь помидорами!) советует, то хотя бы из вежливости надо попробовать. Боюсь, что я даже купила эту книжку (она была in-octavo; смешно, но даже это показалось подозрительным) и проглотила все это в один день (во-первых, потому что врачи рекомендуют неприятное лекарство глотать быстрее, во-вторых, растягивать такое «удовольствие» это удовольствие сомнительное). Врачи также говорят, что если вы съели что-то нехорошее, то лучше избавиться от этого как можно скорее. Ну стошнило, что такого-то! Кошки вон каждую неделю или даже день могут «избавляться» и ничего, даже улыбаются потом.

Короче говоря, духовностью мой лучший друг называл мистику. Причем самого дешевого, ярко окрашенного и резинового на ощупь пошиба. Поясняю: если случайно вы подумали, что это просто совпадение, автор вернется на то же место и ткнет вас носом: МИСТИКА это! Понятно вам?!

Обязательный сюжет его книг — любовь (ну нас же предупредили!), но непременно несчастная в середине и счастливая с обоих концов. А если даже девушка в «несчастной части» умерла, то автор ее реинкарнирует как-нибудь, чтобы герой не плакал. Прямо-таки «кладбище домашних любовниц». Думаю, что автора (когда-то!) бросила девушка, и вместо того, чтобы пережить это несчастье и начать новую главу, он застрял в написании старых глав на все лады.
Итог: чтение левимистики — время на ветер!

Кстати, от «лучшего друга» с трудом, но удалось отвязаться. Во-первых, девушка его бросила совершенно окончательно (вернее, ей удалось это ему доказать), потому что он был программист, но пребедный, а ее, как переводчицу и лингвиста раздражали оксюмороны; поэтому жилетка больше не впитывала слез, да и существовала серьезная опасность, что он переключится на меня (с горя). А, во-вторых, и это главное, очень трудно разговаривать с человеком, который считает Марка Леви — лучшим писателем на свете.

                                                                                         ***
Есть еще замечательно переоцененная писательница (обойдемся без кавычек, может, там еще не так все запущено) Анна Гавальда, которую не устают рекламировать продавцы книг. Как замечено мной уже не раз, продавцы книг сами их не читают, поэтому могут без угрызений совести рекомендовать все книги, ценность от которых может быть только вторичной — после сдачи их в макулатуру.

Анну Гавальду читать легко. Она нежная, деликатная и светлая. Прямо как та белочка, которой достался букет цветов в мультике. Я уверена, что когда Анна Гавальда была девочкой, ее тетрадки хвалила учительница. Все так чистенько и уютно. Ее любимый конек: человек, круто меняющий «судьбу» (ну не могу я без кавычек, они как-то сдерживают пафос).

Берется человек, обязательно благополучный финансово (это важно! Я объясню позже), но несчастный «внутри». Где-то между пупком и подбородком у него намечается разлад. У него обязательно есть девушка или даже жена, но «она его не понимает». На работе у него творческий кризис, либо работа совершенно не творческая (хотя денежная!), а его так и тянет взять кисти в руки (но забор красить он отказывается). Живет он, скажем, в Париже (я давно читала, а уточнять не буду), в отличной квартире со всеми удобствами с видом на (добавить любимый парижский attraction locale).

И вот, когда разлад достигает пери... апофи... апогея (вспомнила!), он вдруг берет руки в ноги ноги в руки и едет...правильно, в деревню (к тетке? В глушь! В Саратов!). И там встречает ведьму... фею... волшебницу, живущую прямо в лесу и разговаривающую с животными. И он ее спрашивает: вы не знаете, где моя кошка Томасина? Брррр... И он вдруг влюбляется настолько, что, после нескольких месяцев метания туда-сюда (или прямо немедленно, через неделю) решает абсолютно все поменять в своей жизни. Чтобы жена/любовница не страдали, писательница после или загодя находит им «кого-то другого», квартира в Париже оставлена ей или сдается (за хорошие деньги!), и герой начинает «строить любовь» с ведьмой феей волшебницей. Причем, деньги герой не теряет, так что эту перемену в своей жизни он осуществляет с большим комфортом и даже может позволить себе благотворительность.

Осталось решить, почему это называется Игрой в петанк. И никогда больше не читать такого. А то просветлюсь до полной прозрачности. А это неприлично. Начнет просвечивать съеденный на завтрак бутерброд.

Итог: если и так понятно, чем кончится, зачем читать?

                                                                                          ***
Чем-то похожа на Гавальду Джоан Харрис. Да оставьте уже помидоры! Она не в списке. За мастерское описание шоколада, а также вина, Джоан Харрис торжественно исключается из «списка пяти». Но, согласитесь, сюжетная линия накладывается без изъянов на предыдущий шаблон. Это я про Вино из... ежевики (или как там его). Был герой с женой, работой и деньгами. Бросил все, уехал в деревню во Франции: пробовать вино, вспоминать детство, есть сыр, оливки и... хамон. Работа (денежная!) брошена, жена оставлена для лучшей участи (вы что, не видите, он же ей НЕ ПОДХОДИТ!), а он встречает свою феечку. И все у них будет хорошо, потому что он «поменял жизнь». Ах!

                                                                                          ***
Ремарк выбивается из этого ряда. Потому что много лет он «притворялся нормальным писателем». Все у него, конечно, с надрывом, с какой-то экзистенциальной безнадежностью и сильно алкоголично, зато как харизматично! Три товарища были прочтены в совершенно правильный момент жизни, когда эмоции пополам с гормонами били через край, но даже и сейчас я бы прочла эту книгу с грустью утерянного энтузиазма. Любимая девушка умирает от чахотки — шаблон. Но... описание гонок на автомобиле с подмененным на более сильный двигателем, «это было чертовски громкое «Молчание леса» и прочие детали спасают книгу от слащавости. Обелиск, как и На западном фронте без перемен — вообще шедевры. Тени в раю и Ночь в Лиссабоне — немножко через край, но мы же понимаем, что отчаяние главного героя — отражение отчаяния самого Ремарка и многих его соотечественников, вынужденных покинуть Германию и так не нашедших убежища для своего сердца.

Ремарк меня подвел. После всего, что мы с ним вместе пережили, он вдруг сразил меня наповал кисельно-ванильными Приютом грез, Возлюби ближнего своего и прочего хм... хлама. Мне пришлось несколько раз закрывать книгу и смотреть на обложку, чтобы убедиться, что это тот самый ЭРИХ МАРИЯ. Причем никак нельзя сказать, что это потому что он «молодой был, глупый» или «впал в маразм на старости лет». Эти «произведения» перемешаны с теми его книгами, что цепляют. Я до сих пор в недоумении от этих «экспериментов». И теперь не знаю, где настоящий Ремарк, а где его тень. Честно говоря, я не дочитала даже до половины. И я все еще не верю, что он написал это сам, без принуждения, в нормальном состоянии духа.

Итог: даже известных вам писателей следует читать с осторожностью. Они могут выкинуть коленце. И еще: если у вас есть избранное собрание сочинений, не тянитесь к полному. Эти книги не просто так выбросили из Избранного...

                                                                                         ***
И, наконец, властелин читательского разочарования — Сидни Шелдон. Во главу списка он попал именно за эту глубину недоумения, которое настигает читателя не раньше, чем на середине книги, когда он начинает что-то подозревать. А к концу... Но не будем забегать вперед.

Сидни Шелдон — мастер сюжета (без кавычек), он умеет придумать интересную историю и растянуть ее на несколько поколений своих героев. Он отлично разбирается в семейной психологии и даже иногда делает удачные догадки по индивидуальной.

Он мастерски описывает обстановку, причем не только интерьеры, но и исторические и экономические декорации своих книг.

Проблема у Сидни Шелдона всего одна — он не умеет писать книги. Можно прочесть полкниги (те самые, после которых наступает прозрение) и не встретить ни одного диалога. Как-то раз я дала втянуть себя в описание преамбулы к истории семьи и только на середине книги поняла, что это не может быть предисловием. Настоящая история, по моим ощущениям, никак не могла начаться, а все только собиралась.

Сидни Шелдон — не писатель, он больше... на одну букву. Он «описатель». Он также и не рассказчик, он «пересказчик». Это как если бы Вы не сходили на очень популярный фильм, а вам его пересказала девочка из другого класса. А потом вы идете на фильм и смотрите как в первый раз. Потому что девочка эта... ну не будем ругаться, мы же не в школе. Она так это увидела.

Пересказчика Шелдона мы ругать не будем, он же свою историю пересказывает. Так что если бы он попробовал написать по своему «пересказу» настоящую книгу, вероятно, больших расхождений не было бы. Но почему он думает, что то, что он написал — книга? Хмм...

Вместо того, чтобы читать Сидни Шелдона лучше... (а вот лучше не будем красть идею у другого поста... хрясь! хрясь! Это я себя по рукам бью).

Дочитываем до конца, потому что он, гад, не дает бросить из двух соображений:
- интересно же, что там дальше;
- интересно, начнется ли уже амбула после такой длинной преамбулы (как в том анекдоте про пустыню «ничего себе они пляж отгрохали!»).

Итог: кто Шелдона читает — теряет время зря!

Общий вывод: Все эти книги и писатели оказали на меня неоценимое влияние. Благодаря им я поняла: не надо дочитывать книгу из вежливости или по любой другой причине, если книга плохая.

Если бы вместо всего, что я тут наперечисляла, я бы на сотый раз (не меньше!) перечитала Торреадоров из Васюковки, то выгода организму была бы несомненной. Там же все полезные элементы и витамины! Судите сами: детская дружба, приключения, детектив и шпионские страсти, кино и театр, романтизм, любовь, надуманное предательство, примирение, взрослая любовь, патриотизм, геройство, робинзонада, религиозная мистика и атеизм, стихийное бедствие, болезнь и выздоровление. Да как же я забыла! Там даже есть ужасы в виде «детей в кукурузе»!

Итог: лучше в сотый раз перечитать хорошее, чем единственный раз прочесть плохое.

Что-то пост какой-то злой вышел. Извините, если наступила на горло чье-то песне. Вам необязательно не любить то, что не люблю я. Вы всегда можете выбрать и ненавидеть что-то свое. «С кем это ты говоришь?» - спрашивает меня внутренний голос. - «Тебя ж почти никто не читает, а если и читает, то не комментирует». И это правда. Это как в Безжалостных людях, помните, Бэтт Мидлер сказала про маньяка: да не было у него сообщников, они ему только мерещились. Но если и читаете, мои только кажущиеся читатели, то знайте, что я желаю вам только добра и этой, как ее, любви (только без мистики!).

Всем, нашедшим расхождение описания книг в моем посте с их истинным содержимым, шлю свое горячее сочувствие. Не убереглись-таки, прочли.

Tags: #главная книга, книга, критика, мораль, тьфу
Subscribe

  • Коня Троянского не купите?

    В фантастической литературе встречаются описания инопланетных культур, которые вместо того, чтобы научить заезжего земного антрополога своему языку,…

  • Нас там не стояло?

    По своему обычаю, опаздывая «на каждую войну», я все же выскажу свое мнение, никому не нужное и ни на что не влияющее. Начну, опять же по обычаю,…

  • Обожженные солнцем

    Много месяцев назад я записала в блокноте несколько мыслей для статьи об увиденном тогда фильме. Статья эта долго ждала своего часа и, похоже, ей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments