inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Чувство и бесчувственность (Сага о Форсайтах, Дж. Голсуорси), Джолион

Решив взять тайм-аут после трудно мне давшегося описания Сомса, я подумала, что кто-то из старшего поколения должен заступить на место Сомса.
Единственный характер, на котором можно сделать передышку, это Джолион Форсайт, молодой Джолион, сын Джолиона - старшего из сыновей Гордого Доссета, давшего начало династии нуворишей.


Вполне логично, что с молодым Джолионом связаны все ожидания его отца. Несмотря на то, что все ветви форсайтова семейства довольно независимы (разделенный капитал), тем не менее первородство уважаемо в семье. Над старым Джолионом могут шутить (за спиной), возмущаться им, судачить о недостаточной его предприимчивости, но его слово обычно решающее и обсуждению не подлежит.
К сожалению, мы не много увидим старого Джолиона в роли властного руководителя фирмы. Он ушел на покой, как только мы пришли засвидетельствовать ему почтение.
Тем обиднее и оскорбительнее для старого Джолиона, что сын его, похоже не унаследовал решительно ничего ни от характера, ни от силы воли, ни от устремлений и принципов отца. Весь он какой-то чужой, посторонний в семье.
А еще молодой Джолион кажется человеком не только не толстокожим, но лишенным кожи вообще. Чужую боль он чувствует ближе, чем свою. Это его главное, но не единственное качество.
Опять же не буду судить по тому, что я увидела в сериале, который начинается задолго событий Собственника. /Есть у меня подозрение, что я чего-то не прочла, или Голсуорси этого и добивается?/ Но его "роман" с гувернанткой детей явно не в его стиле, он влюбчив, но не ловелас. К тому же простая порядочность не позволила бы ему ставить под удар финансово зависимого от него человека. Так что неудачный брак, заключенный по молодости, заканчивается сожительством (развода ему не дали) с женщиной, которая, кажется только одно и делает, что боится всего.
Я твердо уверена, что не вынуди его жена уйти из дому таким экстравагантным образом, он оставался бы в браке так долго, как она бы этого пожелала. Потому что уйти от жены, только потому что он ее не любит, этот человек был не способен.Так же верен он оставался и второй жене, которой пришлось довольно долго ждать узаконенных отношений, что, вероятно, характера ее не улучшило.
Джолион - пария в семье, потому что уход из семьи поставил барьер между ним и отцом, выбравшим его дочь Джун (ах эта ужасная ситуация, когда надо выбирать между двумя любимыми людьми!). Он беден, потому что лишен всякого денежного источника из некогда его будущего наследства (денежное содержание ему предлагали, но он отказался опять же из простой порядочности).
У Джолиона странные вкусы и увлечения. И это не только мнение его семьи. Спроси любого, что за человек предпочтет классическую музыку и акварель всему яркому многообразию жизни, уйдет в "пустыню" своего одиночества и осядет рядовым семьянином с вечно грустной (встревоженной) женой и двумя детьми. Нет, положительно, везде вместо слова "порядочный" можно было бы вставить слово "бесхребетный", и оно подошло бы больше, скажут многие.
Но если у вас есть время, чтобы вместо осуждения просто приглядеться к человеку, вы измените свое мнение.
Прежде всего именно в нем, три раза женатом, мы видим образец истинно джентльменского отношения к женщине: бережного, тактичного, уважительного, восхищенного.
Именно он, художник с невеликим, самостоятельно развитым талантом, имеет достаточно вкуса, чтобы судить свои картины справедливо. Он не пытается выбраться из нищеты, не пишет то, что продается лучше, но упорно работает над своими навыками и видением цвета и формы. Это преданность искусству, которая должна бы цениться не меньше, чем преданность женщине.
Будучи бедным человеком, к чему вся его предыдущая жизнь никак не подготовила (а это труднее перенести, как когда-то видевшему человеку труднее перенести наступившую слепоту), он не берет денег от отца, потому что видит в них попытку откупиться от сына, заглушить угрызения совести. Да и не считает себя вправе пользоваться деньгами.
Как только отец отбросил глупые условности и перестал транжирить свое время на мнения других (семьи), Джолион с радостью откликнулся на его отцовские чувства, а отец обрел сына и счастье полного дома. Джун с удивлением узнала отца, которого если и не поминали монстром в семье, но хорошего тоже не рассказывали.
Джолион бесконечно добр к детям, и это его отношение окупается многократно. Его незаконнорожденный сын Джолли, дочка Холли, а, позднее, и Джун любят его безо всяких оговорок. В доме его царит атмосфера абсолютного доверия к детям, и они этого доверия не подрывают. Что уж говорить о Джоне  - самом младшем. Он просто купается в любви и искренности обоих родителей. Он - венец любви Джолиона и Ирэн, заслуженная награда за долгую чистую жизнь. Пожалуй, такая форма общения с детьми немного опередила его время, демократии в викторианские времена в семьях с детьми не придерживались. Child must be seen, not heard! Да что там, этот принцип жив и сейчас, при всей мягкости (но не мягкотелости) нынешних родителей.
Джолион ощущает себя любимцем судьбы. Он смог разделить свои последние, лучшие годы с Ирэн. Много раз сводила их судьба, но только после многих лет одиночества для обоих, очередная встреча смогла их сблизить. Ни одной секунды он не претендует на свои исключительные права на нее, но именно ему отдано без остатка ее сердце. Так что он действительно вознагражден. Она подарила ему сына. И хотя его опыт родительства четырежды богаче ее опыта, но этот дар - бесценен. Потому что он взаимный.

Вот небольшая эпитафия молодому Джолиону, выдернутая из книги "Сдается внаем".

"Джон чувствовал, как странно возрастает его уважение к отцу. Этюды и наброски раскрывали спокойное упорство, с каким художник развил свое скромное дарование в нечто подлинно индивидуальное. Работ было очень много, по ним легко было проследить неуклонный рост художника, сказавшийся в углублении видения, в расширении охвата. Конечно, очень больших глубин или высот Джолион не достиг, но поставленные перед собою задачи он разрешал до конца — продуманно, законченно, добросовестно. И, вспоминая, как его отец был всегда «беспристрастен», не склонен к самоутверждению, вспоминая, с каким ироническим смирением он говорил о своих исканиях, причем неизменно называл себя «дилетантом», Джон невольно приходил к сознанию, что никогда не понимал как следует своего отца. Принимать себя всерьез, но никогда не навязывать этого подхода другим было, по-видимому, его руководящим принципом. И это находило в Джоне отклик, заставляло его всем сердцем соглашаться с замечанием матери: «Он был истинно культурный человек; что бы он ни делал, он не мог не думать о других. А когда принимал решение, которое заставляло его идти против других, он это делал не слишком вызывающе, не в духе современности; правда, два раза в своей жизни он вынужден был пойти один против всех, и все-таки не ожесточился».

Это то, что Голсуорси сказал мне о Джолионе.
Tags: Великобритания, Голсуорси, книга, красота, критика
Subscribe

  • Книжный вор

    За небольшим исключением и преимущественно в любое время дня и года мы законопослушные граждане, уважающие чужую собственность и трепетно относящиеся…

  • Правдивая ложь. "The Trap" (1966)

    Любите ли вы фантастику, как люблю ее я? Фантастические книги или фильмы обычно воспринимаются нами с известной степенью допущения. Хотя есть и…

  • Чтобы детство не кончалось. "Тореадоры из Васюковки"

    Не получается у меня писать сочинения на некоторые темы. Дело в названии. Если «Как ты провел лето» — еще не такое уж плохое название, то все, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments