inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Настоящие люди

Попалась на глаза читанная в школьные годы книга Юрия Рытхэу "В долине Маленьких Зайчиков".  Тогда, в детстве, книга мне очень понравилась. Про чукчей я знала ровно столько, сколько и остальные мои сверстники - из анекдотов. Знание было тогда иррелевантно, сейчас - интолерантно. В книге, как я верила тогда (да и сейчас) были показаны чукчи настоящие.

Перечитывать книгу про советское время, даже если любил ее долгое время назад, дело опасное. Лучше этого не делать, потому что разочарование неизбежно. Если, конечно, Вы не убежденный сторонник советского образа жизни. Такие люди бывают, не нам их осуждать или разубеждать.
Я опаской и я взяла эту книгу. Но неожиданно для себя получила удовольствие от чтения. Нет, я не стала убежденным сторонником советской власти. Я просто по-другому взглянула на весь этот "эпос".
Прежде всего о чукчах. В то время, как анекдоты в большинстве своем высмеивают этот народ за тупость или наивность (некоторые признают и природную хитрость), книга просто рассказывает о них так же как и Джек Лондон рассказывал о северных народах Америки: о неиспорченных цивилизацией людях. Они не защищены от стандартных человеческих грехов: жадности, злости, невежества, наконец, но близость к природе и жестокие условия жизни все же минимизируют запросы и дают возможность ценить простые удовольствия.
Эта нетронутость делает стойбище Локэ, изолировавшее себя от остальных чукчей, интересными для ученых, но Праву, один из центральных персонажей книги, чукча, вдруг устыдился своего стремления "изучать" свой народ и вместо этого решил привести их к новой жизни. Эта ограниченность выбора для народа: либо прозябать в первобытно-общинном обществе, либо в колхоз, возможно, реалистична, но удручает.
Интересно, что изолированность стойбища не вполне настоящая. Вождь Локэ активно общался с американцами в дореволюционные времена, даже уступил одному из них жену (по закону гостеприимства), а когда тот испарился в силу обстоятельств непреодолимой силы, удочерил и воспитал его дочь. До меня только в этот раз дошло, откуда у девочки имя Росмунта (ну, лучше поздно, чем никогда). Локэ, как бы сказали пару десятков лет назад, тот еще жук. Благами цивилизации он избирательно пользовался до самого конца жизни, только что снабжение ему перекрыли за много лет до его смерти. Локэ повезло, его выпустили из внимания, как возможного шпиона и пособника империализма. Зная историю нашей страны, можно заключить, что шанс был вполне реальный.
Однако, чукчи приняли советскую власть полностью, анкалыны побережья и чаучи внутренних земель активно вступали в совхозы со всем своим имуществом: оленями, собаками и переселялись из отсталых яранг в деревянные дома.
Место последней остановки стойбища Локэ, Долина реки Маленьких зайчиков, судя по описанию, было последним неспорченным пятачком Чукотки. Описание природы, и правда, чудесное. Так и хочется оказаться там, непременно в яранге, и просто почувствовать, что это такое  - отдаться на волю природе и принимать от нее и хорошее и плохое. Нет, не стоит поднимать меня на смех, желание это было очень мимолетным. Но ощущение постепенно сжимающегося мира вокруг этих людей меня не оставляло.
Колхозы, aka советская власть, наступают.
Несмотря на восторженный настрой книги, вскользь упоминаются и негативные моменты. Сейчас они заметны острее. Почва развороченная гусеницами тракторов, становится бесплодной для оленей. Комбинаты чадят и разоряют прилегающую территорию (это опять подается с восторгом, но мы же теперь знаем, какое дело советам до природы, не ждущим от нее милости). Ушлые дельцы растлевают неприспособленных к алкоголю чукчей, обменивая огненную воду на мясо общинных оленей. Молодежь переезжает в города и рабочие поселки, идет работать на заводы. Некому пасти оленей. Детей приходится отсылать от родителей, чтобы они могли учиться, а они потом не возвращаются, находя новую жизнь более удобной. И прочее...
Да, для чукчей внезапно открылся мир. Особо продвинутые могут не только путешествовать в Москву и Ленинград, но и учиться там. Но большая часть их остается на земле, так что преимущество это с ограничением.
История "обращения" в колхоз, в частности, и в новую жизнь, в общем, показана на примере Коравье, которому выбора не оставлено - он отвержен своим народом и вынужден откочевать в никуда со своей женой и новорожденным ребенком. Думаю, что это отличный прием, хотя и немного шаблонный, чтобы показать, что собственно другого выбора, кроме как "отдаться" социальному прогрессу, нет. Тем не менее, на мой взгляд, Коравье удается сохранить свою нравственную чистоту и целостность характера. Описание его отношений с женой и ребенком, его любознательности и тяги к знаниям только добавляют симпатии к главному герою.
Я все еще нахожу книгу заслуживающей повторного прочтения. Она искренняя. Даже если мы сейчас с отвращением воротим носы от советского новояза и идей поголовного окоммуничивания, искренняя убежденность писателя и его героя в том, что это будущее всего народа, не позволяет просто выкинуть их опыт и веру в канаву. Кроме того, я выяснила, что мы вообще мало что знаем о чукчах. А история их довольна славная и не исчерпывается оленеводством.
Для меня понятно это самоназвание чукчей: настоящие люди. Пока ты живешь на своей земле, уверенный в завтрашнем дне, в правильности своих поступков и обычаев, делаешь то, что должно - никто не отнимет у тебя права называться настоящим человеком.

Tags: книга, критика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments