inryko (inryko) wrote,
inryko
inryko

Categories:

Дурная привычка

Приходится признать, что большую часть жизни я никогда не была в курсе кинособытий.  Фильмы я смотрела (в том числе в кинотеатрах), потому что их показывали. Да и не помню я, чтобы раньше, лет 10-15 назад, так широко анонсировали фильмы, которые пока еще нельзя посмотреть, и так умело подогревали наш интерес к ним.
Тем не менее, сейчас я хотя бы знаю, что будет в ближайшее время в кино, и ожидаю очередной премьеры (пусть даже это премьера только для меня) с большим нетерпением.

Честно говоря, посмотрев трейлер, я ожидала что-то вроде тупой брутальности от главного героя, который в течение характерной "road story" преображается в свою полную свою противоположность. Но создатели фильма не ухватились, к счастью, за очевидную, но неправдоподобную фабулу.
Герой, хотя и простоват, предпочитает мозги силе, зарабатывает вышибалой и испытывает постоянный недостаток денег, без которого не обходится, кажется, ни одно из описаний "обычного итальянского парня", тем не менее, не чужд ничему доброму и прекрасному. Хороший отец и муж (сколько высокообразованных и культурных мужчин пишут еженедельно письма женам, находясь в отлучке длиной в два месяца?), кроме того, довольно восприимчив к высокому искусству (сколько высокообразованных (и культурных опять же) смогут, не сморщившись, послушать классическое произведение?). Однако, большую часть населения США, оказавшуюся там исторически не по своей воле, он за братьев не признает. Водички-то даст попить, но стаканы после этого подлежат утилизации.
Работа нужна позарез, альтернатива - подручный у мафии, решайте сами, что чище: служить у "черного" шофером и дворецким, или загреметь в тюрьму, помогая нашей "козе"? А как только решение принято, надо делать работу по возможности хорошо. С чем он удивительно легко справляется. И дело не в функциональности, а в принятии факта, что вот он работодатель, который заплатил половину вознаграждения вперед, у работодателя есть обязательства, следовательно твои обязательства также священны. И нечего делать кислый вид, сам подписался, так что принимай его, работодателя, какой он есть: и цвет его, и странные замашки, и его музыкальные вкусы, и даже его ориентацию, не согласующуюся с требованиями католической церкви.
И в путь, который, как и для Фродо с кольцом, становится все опаснее. Общество, которому "герой второго плана" дает концерты, все изысканнее и все менее приятно в мелочах. Все, что позволено "человеку в черном", записано в зеленой книжечке; пока он находится в общественных местах, перечисленных в ней, сможет избежать неприятностей, не усугублять, так сказать, тот факт, что само его существование несколько оскорбительно.
Расизм, сегрегация, дискриминация... (кто там еще? зовите всех!) - просто слова для остальных, но для нашего музыканта - это существенная угроза комфорту, достоинству и общению. Самое ужасное (для меня во всяком случае) обнаружить, что запреты простирались далеко за пределы бытовой коммуникации: даже музыку он мог играть не всякую. Упоминается печальное происшествие с Нат Кинг Коулом в Бирмингеме (штат Алабама) в 1956-м, когда его избила толпа "почитателей" за исполнение музыки "для белых". Имя его не называют, однако все прекрасно понимают, о ком это.
Главный герой, как ни удивительно, прекрасно разбирается в "черной" музыке, слушает регулярно по радио Аретту Франклин, Литтл Ричарда и прочих и пеняет работодателю, что тот оторвался от родных корней, от "своего народа". А тому непонятно, почему он обречен играть джаз только из-за цвета кожи, когда он играет Шопена так, как не всякий сможет. Главный герой также замечает (без озлобления или зависти), что его жизнь в итальянском квартале Нью-Йорка как бы не "чернее", чем жизнь его босса, который встретил его на собеседовании в окружении изящных вещей, сидя на троне.
Эти перепалки нисколько не влияют на исполнительность главного героя, который к функциям шофера и лакея (и, неписанный пункт контракта, - телохранителя) добавляет обязанность няньки. Ибо наш музыкант не без греха и частенько влипает в приключения. Очень скоро и перепалки прекращаются, потому что эти два человека если не понимают до конца, то принимают друг друга полностью. И взаимно обогащают друг друга тем знанием и опытом, который прежде был им недоступен.
Главный герой становится мастером слова: его письма день ото дня приобретают романтический настрой. Сначала он пишет под диктовку, а потом он уже и сам "понял что к чему".
А музыкант разбивает, наконец, свой кокон самосохраняющего отчуждения и, как пишут в новостях, "выходит к людям".
Еще один эпизод, который сначала воспринимается со вздохом облегчения и умиления, на самом деле, только подчеркивает унизительность положения "черного населения". Полицейский, остановивший их где-то в Нью-Джерси (не помню уже), вместо того, чтобы приказать всем выйти в снег (дождь), оскорбить и арестовать, просто сообщает, что колесо спустило, и на прощание желает веселого Рождества. Доброта эта, которая норма здесь, просто бьет под дых того, кто только что видел совсем другое.
Почему же "там" норма, это когда "черный", независимо от его мировой известности и талантов, должен поселиться в грязном кондоминиуме, пить в заведении с разухабистыми "соплеменниками", ходить по струне и не высовываться. А все эти приятные люди на концерте, которые так счастливы его видеть, тем не менее, не могут позволить ему отлучится по личной надобности в их "белый" туалет. Настолько вот "никак не положено", что он предпочитает добраться до "отеля" и потом вернуться назад, доигрывать. Потому что у него тоже есть гордость, и "будка на дворе" ниже его достоинства.
Так что это, настоящая ненависть, отвращение к "черному", так что выносить его присутствие невмоготу? Да нет же. Так же как и жест главного героя, человека никак уж не привередливого, выкидывающего "использованный" стакан. Это привычка. Просто так принято в приличном обществе: нам направо, вам налево... Но привычка это дурная. Настолько отвратительная, что затмевает все прочие достоинства человека. И тот факт, что где-то на севере полицейский не видит в черном преступника по умолчанию, а относится к нему как к любому другому, говорит о том, что привычку эту можно победить.
Так же как и любую другую привычку или обычай, которые ставят "другого" человека ниже тебя.
И еще: я очень хочу перестать ставить в кавычки слова, обозначающие цвет. Хотелось бы, чтобы в будущем "белый" и "черный" означало бы буквально "цвет кожи", а не какую либо другую характеристику человека, выходящую за пределы физиологической и очень незначительной разницы. Потому что гораздо важнее то, как вы "играете Шопена".
Tags: кино, критика, справедливость
Subscribe

  • Правдивая ложь. "The Trap" (1966)

    Любите ли вы фантастику, как люблю ее я? Фантастические книги или фильмы обычно воспринимаются нами с известной степенью допущения. Хотя есть и…

  • Чтобы детство не кончалось. "Тореадоры из Васюковки"

    Не получается у меня писать сочинения на некоторые темы. Дело в названии. Если «Как ты провел лето» — еще не такое уж плохое название, то все, что…

  • Типы машин времени

    Задумала я как-то написать «книжный» пост про Чарлза-нашего-Диккенса, а именно, про Рождественскую песнь (так ее на русский перевели, пафосно). Но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments